cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Как всё устроено Рекламный фотограф





Рекламный фотограф анонимно рассказал , из чего делают пивную пену и жир на бульоне, где взять вербу в августе, как поднять грудь модели и за что его так любят соседи

Мне было девять лет, когда папа подарил мне свой старый фотоаппарат «Смена-1». С той поры я начал фотографировать. Как хороший мальчик, я отучился в школе, в институте, пошёл на работу в офис. Сначала фотография была моим хобби, но постепенно хобби стало самоокупаемым. Я решил уйти из офиса и начать делать что-нибудь своими руками.

Про деньги

Путь взросления фотографа происходит так: сперва тебе просто интересно фотографировать голых тёлок в клубе, потом ты выясняешь, что, кроме голых тёлок, есть что-то ещё достойное фотографирования, а зрелость — это когда ты отменяешь съёмку голой тёлки, потому что шикарная погода для пейзажа и ты едешь снимать любимую берёзку.

При этом я всегда хотел фотографировать для себя, но в итоге получилось так, что за фотографию мне готовы платить больше, чем за другую работу. Вилка заработка здесь довольно большая: есть молодые мальчики и девочки, готовые снимать за любые деньги. Там гонорары — одна-три тысячи рублей за съёмку, а пять тысяч уже считается хорошими деньгами. Если человек всерьёз занимается коммерческой фотографией, то в какой-то момент он выходит на среднестатистический уровень заработка — примерно тысяча долларов за съёмочный день (это не шесть часов и не восемь, а обычно десять-двенадцать).

Если заказчик присутствует на съёмке, грубо говоря, восемь-девять часов, а в середине ещё сходит на обед, то фотограф будет на площадке на два часа раньше и закончит сильно позже. Но это не значит, что востребованный фотограф будет зарабатывать двадцать тысяч долларов в месяц. Хорошей загрузкой считается, если снимаешь через день. Это значит, что ты хреначишь без выходных.

Есть, конечно, элита — фотографы, у которых откуда-то появилось хорошо узнаваемое имя: Фридкес, Миша Королёв, Влад Локтев, Макс Мармур, Морозовы. У них средняя цена, как мне говорили, где-то пять-десять тысяч долларов за съёмочный день.

Когда снимаешь много и регулярно, в одиночку работать невозможно: нужен ассистент, модели, которые за собой сразу тянут стилиста, визажиста, мейкап, хайр-ап; если это съёмка еды, нужен повар; если еда с нормальным бюджетом, то ещё фуд-стилист, ассистент по свету и так далее. Конечно, съёмочная группа обходится в другие деньги. В нормальный месяц у меня доход может быть десять-двадцать тысяч долларов, при этом зарплатой я могу считать пять, всё остальное — затраты на организацию съёмок.

У каждого фотографа есть специализация, хотя бы на уровне «живое-неживое»: кто-то больше по людям, кто-то — по нелюдям. Я всегда тяготел к нелюдям, к неживой природе. Мне повезло: я давно разглядел тренд фуд-истерии. Тогда как было: бутерброд с колбасой сфоткал, и всё — ты, походу, фуд-фотограф. Еда у меня так или иначе составляет половину заказов, в этой тусе я относительно известен. Сейчас, конечно, уровень знаний требуется другой, надо неплохо разбираться в кулинарии и уметь готовить.

Про заказчиков

На двадцать заказчиков один из анекдота. Но ведёт он себя так по незнанию. Тогда ты ему просто объясняешь, что нельзя «поиграть с формой квадрата», потому что он станет прямоугольником. Я читаю «Адовые клиенты», но и в 90 % случаев дизайнер, который это пишет, мудила, и банально не уважает своего заказчика, готового заплатить ему деньги.

Мне в основном попадаются умные люди. Как-то я снимал рекламу для одного производителя круп. У них не получалось прислать курьера к съёмке и привезти ту самую крупу. Ну, думаю, ладно, вся гречка одинаковая, пошёл в магазин и купил самую красивую гречку, снял, отправил. Мне говорят: «Слушай, отличная картинка, всё очень нравится, только гречка у тебя не та». Я перезваниваю и говорю: «Ребят, слушайте, вы объясните мне, идиоту, где разница?» Они говорят: «У них иная технология обжарки, кончик подламывается, а у нас он не подломан, это наша фишка. Хорошо, что генеральному не успели показать, он бы обиделся. Он знает наизусть все сорта гречки, различает по виду, запаху, цвету, форме и называет страну происхождения». Я только руками развёл.

Рекламный фотограф. Изображение №1.

Про пиво из масла и пену из стирального порошка

Когда фуд-фотограф признаётся, чем он зарабатывает на жизнь, в 80 % случаев его сразу же спрашивают: «А вы правда обрабатываете еду лаком для волос?» Я,  не знаю, откуда взялся этот проклятый стереотип и сразу хочу сказать: нет! Когда я вижу еду, я не хватаюсь сразу за лак для волос, вообще это крайне редко применяемый аксессуар! Скоро при словах «лак для волос» я начну убивать.

Я люблю масляный глянец, поэтому, чтобы придать блеск овощам и фруктам, пользуюсь растительным маслом — беру кисточку, салфетку и натираю. Яблоко, чисто вымытое, натёртое, лежит правильным боком к камере. Кисточкой аккуратно проведи в том месте, где тебе нужен яркий блик по композиции, и никакого, лака для волос.

Конечно, есть свои секреты, но про них, наверное, все и так знают. Например, если пиво в кадре как-то ярко фигурирует, то, скорее всего, это не пиво. С пивом куча проблем: красивый бокал живёт двадцать-тридцать секунд, дальше пенка проседает, бокал то запотевает, то отпотевает обратно, он мокнет, начинают собираться большие капельки, они скатываются, их протирают салфеткой, салфетка оставляет разводы, и мы берём новый бокал и начинаем всё сначала. Зачем этот геморрой? Берём подсолнечное масло, рафинированное и нерафинированное (если светлое пиво) — они хорошо смешиваются, — подбираем нужный заказчику тон, наливаем в бокал, и ничего с ним не происходит. Из стирального порошка делается отличная устойчивая пена, которая может прожить около получаса. Хорошие фуд-стилисты различают стиральные порошки по сортам и знают, сколько воды какой температуры добавить, чтобы получить пузырёк нужного размера.

Чтобы сфотографировать запотевшую бутылку с водкой, проще всего взять специальный спрей с имитацией запотевания. Все эти «Морозные узоры» можно купить в специальном магазине, где всех основных фотографов знают в лицо. Сложно снимать прозрачности и отражения, например флакончик духов с хромовой пробкой. Слышал, как ребята снимали самовары в каком-то тульском кооперативе: заклеили всё помещение белой бумагой, даже осветительные приборы, а фотографировали через дырку в стене, в которую засовывался объектив.

Когда мы снимали бульон, пузырьков жира должно было быть определённое количество. Это был концентрат бульона из кубиков, который получался какой-то хероватый. Cверху на нём должны были плавать жиринки, и просто добавить масла не получалось: то жиринки были слишком большие, то очень маленькие, то «ой, ну это очень много, что это у вас за сало плавает». В итоге сделали бляшки жира из эпоксидки: они плавали, смотрелись как родные, мы выставили нужное количество, чтобы они были распределены равномерно и не собирались в кучи. В общем, ад и геморрой.

Про вербу в августе

У всего, что будет печататься на бумаге, есть производственный цикл. С картиночкой будет работать куча людей, поэтому фотографии снимаются за три-четыре месяца до того момента, когда они должны попасть к потребителю. Сейчас мы снимаем для журналов октябрьские номера, а через недельку уже начнут присылать ноябрь.

Все любят черешню. И каждый уважающий себя журнал должен обязательно написать в сезон про черешню, хотя мне кажется странным, когда в десяти изданиях выходит статья про черешню. Ну, черешня, конечно, неисчерпаемая тема, но, Рекламный фотограф. Изображение №4., из года в год! В общем, в феврале-марте я бегаю по городу и ищу черешню. Я — чемпион по покупке черешни. В позапрошлом году я покупал её в «Глобус Гурмэ» по семь тысяч рублей за килограмм в марте. Это была единственная черешня в Москве. И так со всеми сезонными продуктами: арбузы я покупаю за два-три месяца по 500 рублей за килограмм.

В конце января у меня наступает Пасха. Всех полагающихся атрибутов (наклеечки на яйца, краска, верба) — вот этого всего в апреле вагон, но в феврале нет вообще. Однажды в церковной лавке меня чуть было анафеме не предали за то, что я спросил: «Есть ли что-нибудь к Пасхе?» — «Вот нехристи, не знают даже, когда Пасха! Какая же Пасха в феврале?» Я говорю: «Я готовлюсь заранее!»

Ехал я однажды нетрадиционной дорогой к родителям в гости мимо кладбища. Смотрю — сидит бабушка на обочине с охапкой офигенской вербы. «Красивая верба, — подумал я, а потом сообразил, что как бы август. И я так — по тормозам, задний ход. — Бабушка что, искусственная? Ого!» Очень хорошо сделано. Чуть-чуть в расфокус уходишь — вообще не отличить от настоящей. Правда, подоблезла уже немножко, поэтому с каждым годом она всё глубже и глубже у меня в расфокус уходит.

Новый год мы, понятно, снимаем в сентябре. Я начинаю обзванивать соседей. Быть моим соседом — очень клёво. После съёмок всю эту еду надо куда-то девать, она же лаком не обрызгана, поэтому я её им раздаю. Давеча свежих раков им отнёс. В сентябре я соседям говорю: «Добудьте мне ёлочных игрушечек». Они уже знают, к чему это: к новогодней еде, а там всегда большие порции и традиционные вкусные блюда.

Рекламный фотограф. Изображение №5.

Про крашеную траву

Однажды заказчик сказал, что съёмка осенней коллекции одежды будет натурной, а потом дизайнер перекрасит травку и листики в жёлтый цвет, поэтому снимаем летом на травке и с листиками. Снимаем на полянке, в лесочке. На улице — плюс тридцать, а если в описании образа написано: «Брюки полушерстяные, ботильоны кожаные, полушерстяная водолазка, кожаная куртка», то тут уже никуда не деться — приходится снимать модель в тёплой одежде на жаре. Если крупный план, то в шарф модель может кутаться поверх микроскопического бикини, а если весь образ, то тут уже не выкрутишься.

В такие дни фотограф много отдыхает: основную часть времени работает визажист, он перекрашивает, поправляет модель, у которой весь мейкап начинает течь через двадцать секунд после нанесения. Иногда кто-то падает в обморок от теплового удара.

О моделях

Я не работал с моделями-селебрити, но в целом — работа как работа, не особо благодарная. Зарплаты там не очень: стандартная съёмка каталожки (бельё, одежда) стоит за съёмочный день пять-пятнадцать тысяч рублей. Судя по разговорам моделей, они все деньги тратят на силиконы и скраб-депиляции. Чем старше модель, тем прикольнее: она уже всё знает лучше фотографа — можно отдать фотокамеру ассистенту и идти заниматься своими делами. Это круто.

Есть три вещи, которые на съёмках должны быть всегда, — скотч, удлинитель и нож (постоянно приходится вскрывать упаковки). Однажды нужно было сфотографировать конкретный бюстгальтер, заказчик сказал, что этот бюстгальтер будет суперхитом с мегапушапом, который из второго размера сделает пятый. Картинка большая, поэтому надо, чтобы бюстгальтер был «ого-го» и из него прямо «ого-го». Может быть, бюстгальтер был неудачный (это был фабричный образец), но грудь третьего размера исчезла в нём полностью. Начали извращаться: ваты подкладывать, что-то из подручных материалов. В итоге решили, что грудь поднимем искусственно, зафиксируем, бюстгальтером сверху прикроем, а форму уже наполним. Выяснилось, что силиконовой ленты для фиксации груди нет, есть скотч. Модель сказала: «Давайте снимем уже этот кадр и дальше погоним, не хочу я здесь до ночи сидеть». Я сказал: «Ты, конечно, мужественная женщина, но ты представляешь свои ощущения?» Она ответила, что всё будет в порядке. Мы подняли грудь, зафиксировали её снизу прозрачным скотчем, примерили бюстгальтер, получилось отлично — из него прямо «уууух», суперпушап, набили его, чтобы он форму держал, сняли кадр. Когда она собралась отдирать скотч, я из студии вышел: не хотел я этого видеть, а крик слышал из коридора.

Про еду в Instagram

Есть универсальный рецепт, который лечит любую фотографию еды. Во-первых, нужно очень внимательно посмотреть, что в кадр попадает, кроме самой еды. Край сигаретной пачки, мятая салфетка, заляпанный пальцами стакан — если не знаешь, зачем это нужно в кадре, лучше убери.

Официанты в кадре тоже фигово смотрятся, лучше сдвинуть тарелку в центр стола. Светлый фон всегда лучше, чем тёмный, поэтому если стол тёмный и на нём лежит светлая салфетка, то пусть тарелка стоит на этой салфетке. В-третьих, важно смотреть, откуда на тарелку падает свет. Он должен быть не в лоб, он может быть сбоку, сзади, то есть против света лучше снимать. Конечно, естественный дневной свет лучше электрического.

В какой-то момент Джейми Оливер стал фоткать свои тарелки на старых дверях, у него фишка прям такая была. Прошло два года, и журналы захотели обшарпанных столешниц. Сейчас у нас в моде напыщенный активный цвет и высокий ключ, когда картинка очень светлая и очень лёгкая. А у буржуев сейчас пошёл тренд, что все картинки должны быть сумеречные, в полумраке, с приглушённым светом, очень аккуратными световыми акцентами. Скоро и до нас дойдёт.

отсель




Tags: фото
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • G. I. Joe и «Кобра» Как все начиналось?

    Уже стало обычным дело, когда снимают приквел к фильму, ранее собравшим кассу. В 2013 году вышел предыдущий фильм о противодействии двух…

  • Форсаж 9 Братоубийственная гонка

    Если человек и может выйти из гонок то гонки из человека уже не выйдут никогда. Доминик Торетто вместе с Летти и своим сыном Брайаном…

  • "Никто" - Тарантино на минималках

    Чем вам запомнились фильмы Тарантино? Интересные диалоги, куча трупов и море крови. Если вам такое нравится, то новинка кинопроката вам…

promo cinematographua december 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments