cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Categories:

Продюсеры и Питчинг

6-8 июня на «Кинотавре» был питчинг, куратор программы Анна Гудкова рассказала KINOTE, как трудно найти молодого и адекватного продюсера.

Как происходит отбор проектов на питчинг? Кто читает все заявки, каким образом они к вам попадают?


  • Наш питчинг на фестивале - это уже многолетняя история. А «Кинотавр» - сам по себе место притягательное и для самих участников и для потенциальных инвесторов, ведь на 1 квадратном метре собраны все игроки киноиндустрии - и продюсеры, и авторы, и Минкульт. Многие годы я отбирала проекты в гордом одиночестве, читала все заявки и выбирала лучшее, в какой момент это стало невозможным - 400 заявок одной не осилить. Поэтому с прошлого года я стала просить коллег мне помочь. И в прошлом году мне помогали на безвозмездной основе Наташа Дрозд и Рома Борисевич, я дала им 30 проектов, отсортировав их, оставив то, что представляет интерес.

В этом году я хотела, чтобы это были совсем разные люди, - и я попросила Наташу Дрозд, Наташу Мокрицкую и Сашу Цекало, но при этом

окончательное решение я оставляю за собой. Я отправила им 27 проектов, и они выбирали. Цекало отобрал 5, Наташа Дрозд и Наташа Мокрицкая по 7, какие-то проекты пересеклись, какие-то не совпали. У меня были свои представления, вот так и сложились 11 проектов этого года. И еще один проект пришел со стороны: в этом году на «Кинотавре» будет заседание Русско-немецкой Киноакадемии (что бы с ней дальше не происходило), и по договоренности с Симоной Бауманн мы взяли немецкий проект, который ищет копродукцию с Россией. Там сильная продюсерская команда, и мы решили рискнуть. На этот год у питчинга были большие амбиции, но, к сожалению, финансирование для наших планов было недостаточным.

С каждым годом заявок все больше?


  • Год на год не приходится: в прошлом году было 400 заявок, отобрали 14; в этом году прислали около 300, отобрали 11, тоже самое происходит и с коротким метром – то обвал, то провал, урожайный год – неурожайный.
    Но у меня нет задачи «догнаться» и представить определенное количество проектов, моя задача - представить качество.

Президент фестиваля Александр Роднянский говорит о том, что кино должно быть умным, но для зрителя. А это всегда жанр. Проекты этого года близки жанровому кино?


  • Когда я читаю заявки, то стараюсь быть свободной от «установок», я имею дело только с тем, что есть, и пытаюсь сделать из того, что у меня в руках, наиболее выразительную картинку. Проектов, в котором был бы оригинальный авторский жест, просто нет в этом году. Оглядываясь назад, можно вспомнить Хлебникова…В общем, когда я нахожу вижу что-то нетривиальное, я его беру, несмотря на то, насколько объективно у него есть шансы выжить в нашей жесткой индустрии. Что касается жанра – в этом году его не так много. Фильм «Быть» Наны Гринштейн - это такое «Вечное сияние чистого разума» или «Быть Джоном Малковичем, - это совсем не то, что мы называем жанром. Остальное можно каким-то образом привязать к жанру, но «Чайки» - это притча, красота…

«Корректировщик» - жанр, «Проявление» - довольно отчетливая мелодрама; «Тетя Галя», наверное, мелодрама, хотя это скорее авторское высказывание... Я была счастлива увидеть чистный жанр, я искренне считаю, что делать жанровое кино очень трудно. Но эти «обтекаемые» мелодрамы могут оказаться как мелодрамами, там и не пойми чем, жидким на воде, мне интересен жанр, но я его не вижу.

В чем проблема с молодыми продюсерами? Они не видят природы большого экрана, у них отсутствует интуиция, чтобы понять, – этот фильм на экране не выживет, его лучше выбросить сразу или сделать для телека. И эту разницу – между дыханием, атмосферой, масштабом, интонацией, авторским почерком, - они не чувствуют. Несут все, что ни попадя… Это касается именно выпускников, и это очень печально.

Но даже большие режиссеры делают достаточно камерные истории и на 2 актеров, и на 4, и это вполне достижимо для выполнения…


  • Да, но для этого нужно почувствовать – что эта драма, этот разговор, это «что-то», - держит экран, что это не будет «зерно», ведь часто присылают расплывчатые истории «ни о чем».

В программе неожиданно заявлена «Тайна Сухаревой башни» - анимационный проект…


  • Анимация сейчас развивается, она интересна, ее нужно обязательно представлять, а в проект я верю, я верю в опыт Герасимова.

А какие у тебя ожидания от других проектов?


  • Например, дебют «Буриме» мне очень интересен, это тот кот в мешке, который может всех как-то оживить. Ведь у нас почти не было дебютантов, а я четыре года просила их прийти … Дорогие товарищи, несите-несите-несите, а дебютантов все не было и не было, был один пул продюсеров, которые все время «подавались». А в прошлом году был вал дебютов.

Настала очередь для следующего пункта. Эксперимента. В Европе кроссмедиа уже никого не удивишь: ими владеют, пользоваются и создают дико интересные штуки. Например, у Веры Кричевской на «Святой Анне» был мастер-класс, она показывала нарезку из документального кино, снятого самыми разными способами, и это было дико интересно.

А у нас, если честно, все скучно. Хочется эксперимента, хочется, чтобы молодые люди не пугались новых форм, не пугались новых технологий, придумали проекты, которые будут существовать на нескольких платформах сразу и так далее. Есть ощущение, что теоретически все все знают – на фестивали ездят, сайты смотрят, а делают все равно 70-е годы, как будто ничего не происходит вокруг… Я тщетно ищу новое направление в кино. А проект «Буриме» интересен тем, что люди пытаются ко всему подойти с другой стороны.

И кто участвует в проекте?


  • Совсем молодые люди, им лет по 20, часть из них имеют образование, часть еще учится, но они все снимают (и часть проекта уже снята), а продюсер у них - бодрый парень Николй Бабич. Может, пример этого «Буриме» натолкнет кого-то на поиски, даже если конкретно у этого проекта и не найдутся инвесторы или поклонники…
    Самое интересное, что этом в проекте задействованы люди из регионов. У меня к регионам особая любовь. Сначала была гипотеза, что в регионах все интереснее, чем в Москве, потом эта гипотеза с блеском подтвердилась на нашей короткометражной лаборатории в прошлом году,- к нам приезжали молодые люди из Магадана, из Миасса, из Горно-Алтайска и бог знает еще откуда. У всех разный бэкграунд, а страсти в глазах и любви к кино много больше, чем из известных мне людей из ВГИКа, Высших курсов и т.п. Эта та самая свежая кровь, которая нам нужна.

А из Московской школы кино и Московской школы нового кино поступали заявки?


  • Кажется, нет, но я не изучаю биографии, я смотрю на проекты, бывают люди с сотней призов, а проект при этом тухлый, и с этим ничего не поделаешь.

Но ты же понимаешь, что заявленное-ожидаемое и то, как проект будет реализован и сколько придет денег от инвестора, - это две большие разницы.


  • Дело в другом. Важно, насколько человек адекватен. Если у него изначально заявлено, что дело происходит на деревенской улице, а бюджет 8 млн. долларов, то у тебя закрадывается подозрение... Или «дело происходит в 2048 году, летают самолеты-вертолеты, выход в стратосферу, бюджет 2000 долларов», - тоже сразу вопрос. Вопрос профессионализма и человеческой адекватности.

Ты бы хотела питчингом выходить на новые орбиты. А по итогам ранее выстреливали известные персонажи. Вот и сейчас – проекты Елены Гликман и Александра Герасимова…То, на что можно опереться…


  • Иногда нужно, чтобы проект получил финальный толчок. Иногда он бродит-бродит по рынку, а никто его не замечает…А можно просто сделать другую рамку. Что у нас произошло в прошлом году? Был невероятно эффектный разворот - мы в первый раз сделали режим индивидуальных встреч, классическая фестивальная форма, – когда продюсеры приходят к авторам проектов. В реальной жизни декорации выглядят принципиально иначе: бродит несчастный бесхозный режиссер, тыкается во все двери, его по полгода футболит одна студия, он не посылает в другую, поскольку ждет ответа от этой и так далее… Все участники были потрясены эффектом тех встреч, мне потом писали и говорили, что я сэкономила каждому по 2 года жизни. И плюс к этому - физиологическое ощущение человека, который сидит, (а не бегает) а у него перед столом сменяются Сергей Сельянов, Александр Роднянский, Игорь Толстунов. Это совершенно другая позиция переговоров.

Попали в рай?!


  • Так и есть. Я хочу сказать, что Игорь Толстунов запустил проект «Штормовое предупреждение» с прошлого питчинга, хотя он мог познакомиться с Мишей Местецким при совсем других обстоятельствах…

Это, согласись, говорит о косном мышлении продюсеров…


  • Безусловно. Заставить продюсера что-либо прочесть при их бесконечном «дайте нам-дайте нам», очень сложно. НАТЕ! Что-то у нас руки не дошли, что-то мы не поняли, что-то в почте не нашли, потерялось-забылось…уехал… «ищут», но ищут странно. Вообще питчинг это еще и аукцион – продюсер видит, что за интересный ему проект, сражаются еще четыре продюсера, и проект становится еще желаннее…

В этом году у вас заявлена одна копродукция, но потенциально же вы всем этим проектам желаете зарубежных инвесторов…


  • Да, мы ведем переговоры сейчас с ММКФ, где на деловой площадке – Moscow Business Square - будут участвовать 2 наших проекта, и с фестивалем в Санкт-Петербурге, куда, возможно, на Сo-production Market тоже будут отобраны проекты с питчинга.

Презентация проектов будет идти три дня? Расписание уже составлено?


  • Нет, в этом году все проекты будут представлены в последний день 8 июня, а до этого 6 и 7 июня - индивидуальные встречи и индивидуальный тренинг с Мартином.

Расскажи, пожалуйста, о тренере – Мартине Рабартсе, как и где тебе удалось его найти? Он уже второй год на «Кинотавре»?


  • На тренере я настаивала с начала питчингов, потому что презентовать проекты у нас почти никто не умеет, кроме тех 10 продюсеров, которые объездили весь мир и знают, что это за форма. Умение презентовать проект – это навык, даже человеку, которому кажется, что он знает о проект ВСЕ, бывает очень трудно выделить те ударные моменты, которые его «продают».

Тренер собирает всю информацию от продюсеров и помогает им ее структурировать. Это очень важная функция, и высококлассных тренеров по питчингу не так много, их буквально человек пять по Европе. Я их всех знаю, но кого-то я годами не могу привезти, ведь у них многолетние договоренности с другими программами.

Мартин уникальный специалист в своей области – он и продюсер, и сценарный консультант, и глубоко художественно образованный и понимающий человек. Он многие годы руководил Binger Filmlab Programmes. Я многих привозила и привожу из этой лаборатории, потому что они реально лучшие, они обучают людей, которые потом в Каннах, Венеции, Берлине берут призы. Кроме того Мартин давно сотрудничает с Torino Filmlab, а у них в этом году в Каннах было 14 фильмов во всех программах. В прошлом году, когда мне удалось его привлечь, все участники были очень довольны, он всем очень помог. До этого я каждый год возила кого-то нового и смотрела, кто будет наиболее эффективным, кто сумеет встроиться в нашу систему, поскольку слепое заимствование чужой модели как правило не работает. И в прошлом году я поняла, что вот человек, который идеально все понимает, включается, работает здорово и прекрасно, и решила на нем остановиться.

А насколько эффективна и жизнеспособна вообще в наших реалиях эта форма – питчингов?


  • Я считаю, что у нас было 2 ударных года – 2008 и 2012. В 2008 все поняли, что это такое и что это работает, это было невероятно здорово, это была огромная аудитория, которая раньше не включалась в процесс, а с 2008 года уже все поняли значение этого странного слова «питчинг».
    А в 2012 году проведение было очень точным с точки зрения формы – все овладели форматом, научились презентациям. Дальше должен быть следующий шаг – появление новых людей, которые готовы задействовать свои связи и деньги, для этого нужно расширять европейское присутствие, поскольку артхаус на одной российской территории просто не выживает. Все страны делают хорошие фильмы многими усилиями, многими копродукциями.

А какие проекты питчинга, отмеченные тобой в прошлом году, уже запустились?


  • Я очень болела за проект «Челентано» (продюсеры - Ольга Гранина, Андрей Зайцев), они прямо сейчас снимают кино, я очень болела за Катю Телегину (проект «Привычка расставаться»), она произвела абсолютный фурор , ее хотели все, и до сих пор, уже год прошел, мне звонят и интересуются, что с проектом. Катя уже заканчивает картину. Я болела за Нигину Сайфуллаеву («Штормовое предупреждение»), и она сейчас с продюсером Игорем Толстуновым ждет денег от Минкульта. Еще мне был очень интересен смешной проект – копродукция с Киргизией - «Ленин», это совсем другой регион, нам малоизвестный, у них все двигается, они дособирают финансирование по другим кинорынкам.

А остальные?


  • Некоторые проекты «подзависли» - выразительный и интересный «Авось», где были заявлены театральные режиссеры новой драмы – Театра.doc, или «Мне 20 лет». «Главная роль» собрала копродукционный пакет и продолжает поиск финансирования. «Идеальный мужчина» находится в ЦПШ, и они собираются его запускать. «Привычка расставаться» доснимается, «Старый друг» - у Першина вагон предложений, у половины проектов началось движение после питчинга.

А для чего нужен институт экспертов на питчинге?


  • Институт экспертов формировался с точки зрения того, откуда деньги взять…сначала их было больше – телеканалы, дистрибьюторы, Фонд кино, Минкульт…

Среди экспертов прошлого года была Марина Разбежкина. Но ни одного документального проекта нет – ни в прошлом году, ни в этом… Не присылают?


  • Не присылают. У меня ощущение, что народ не очень понимает, что их можно присылать.

Но Марина Разбежкина была приглашена для защиты… У меня никогда нет задачи убить участника, иногда продюсерам свойственно в момент презентации начинать закатывать проект в асфальт, и мне всегда нужен человек, который в этот момент встанет и защитит его грудью. Марина Разбежкина идеально подходит на эту роль.

А документальное кино МОЖНО и НУЖНО присылать, но только если оно предназначено для полнометражного проката, а таких проектов вообще не так много… Ведь документальное кино имеет непосредственное отношение к тому, что происходит в стране, а людей, которые рискуют говорить о том, что происходит в стране, их вообще почти нет, общая интонация проектов «хорошо в стране советской жить».

Ты хочешь сказать, что у большинства проектов именно такой посыл???


  • Не совсем, скорее «Мы вообще не знаем, в какой стране мы живем»: мы живем в некой гипотетической стране с некими гипотетическими персонажами, которых мы никогда в глаза не видели, мы их придумали, и нам кажется, что российский зритель, которого мы тоже никогда в глаза не видели, очень ждет придуманного нами кино.

А я максимально «про здесь и сейчас» пытаюсь найти и вытащить на свет. Но, похоже, что-то всегда мешает: либо кишка тонка, либо профессионализма нет, либо кто-то не умеет про это писать...

Идеально как я себе представляю набор проектов на питчинге? Это «слепок» года. Если бы мне кто-нибудь прислал проект про Болотную, про погромы, про Сирию, про то, чем мы живем, я бы этого человека оторвала с руками. Мне не очень понятно, что происходит в головах у молодых продюсеров…многие проекты просто высосаны из пальца – моя любимая пара – это гламурная студентка и бедный ученый. Где их берут? Например, сюжет с Федюкиным – ведь это абсолютный сюжет борьбы, и какой-нибудь Голливуд давно бы уже что-нибудь придумал по этому поводу.

Думаю, и мы можем, и у нас должны быть люди, и я продолжаю ждать оригинальных высказываний!
                                                                                                                                                                            отсель

Tags: питчинг, продюсер
Subscribe

promo cinematographua december 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments