cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Category:

Наше кино в Америке?


В канун новогодних праздников на широкие экраны выходит фильм Андрея Кончаловского «Щелкунчик» – самый высокобюджетный российский проект (бюджет картины составляет 90 миллионов долларов). Почему фильм провалился в США? И почему Америка закрыта для иностранного кино? На эти и другие вопросы отвечали режиссеры и продюсеры Юрий Грымов и Андрей Кончаловский.


Юрий: Сегодня многие российские продюсеры снимают фильмы, которые все больше похожи на голливудские кальки 90-х годов. Вас как режиссера и продюсера это не смущает?
Андрей: Конечно, смущает. Русская ментальность обратилась к Америке. Русскому человеку хочется, что бы у нас было как в Америке. Вообще не понимая как там. Но как в Америке. Джинсы, рок-н-ролл. Я же помню себя там и в 20 лет. Не понимая, что в Америке протестантская, еврейская культура.

Ю.: «Холодная война» нами проиграна.

А.: Россия обращена к Америке всей душой внутренне. У нас даже есть комплекс определенный — НАШИ в Голливуде. Никто не скажет, если наш грузин в Париже. Конечно, Голливуд культивирует американский образ жизни, очень культивируется он и в России, на мой взгляд.

Ю.: После моего фильма «Чужие» меня буквально «порвали» за то, что я тронул Америку. Люди мне говорили: «Юрий, как вы могли обидеть Америку?».

А.: Мне кажется, мы открыты Америке, потому что у нас несамостоятельность, шаткость русской культуры. Но когда речь заходит о деньгах, никто открывать ничего не будет. Американцы закрыли свой рынок намертво. За последние 20 лет на экраны вышли всего 2000 иностранных фильмов. И еще, иностранные фильмы в Америке могут выходить только с субтитрами. Они запретили дубляж.

Ю.: Ни один фильм не сможет идти в широком прокате с субтитрами...

А.: В Америке он идет с субтитрами для того, чтобы этот фильм ничего не заработал. Даже фильм «Крадущийся тигр. Затаившийся дракон» шел с субтитрами. Америка абсолютно закрыта для иностранного рынка, кроме Англии. На английском языке, пожалуйста. И вес равно, из 100 картин английских, в Америке выходит 2-3, максимум. Американцам не нужны русские фильмы, им нужны русские деньги. И они их берут.


Ю.: Но вы же тоже взяли деньги в русском банке и отдали их на Запад!..

А.: Да, стоимость производства ушла на Запад, а деньги собираются возвращаться со всего мира.

Ю.: За 90 миллионов долларов нельзя было построить такие же декорации в России?

А.: Секундочку. Можно... но когда ты берешь на себя такую гигантскую сумму, она должна пойти в мире.

Ю.: В Америке ваше кино провалилось в прокате?

А.: Да. Требуется бюджет на рекламу. Кто даст эти 30-40 миллионов? НИКТО! У меня было 6 миллионов, чтобы картина ПРОСТО вышла в Америке. Более того... Когда мы придумали абсолютно физиологические челюсти у крыс, то американцы сказали: это вырезать, немцев всех вырезать, всех крыс...

Ю.: Потому что они похожи на фашистов. Не на немцев, а на фашистов!

А.: Да, на фашистов. Фашистов вырезать! Челюсти вырезать! Просто вырезать и все, – все эпизоды. Трактор, который толкает игрушку, – тоже вырезать, потому что напоминает о фашизме. Короче говоря, я сказал: не могу этого сделать, – не будет картины. Но если вы возьмете фильм в прокат, делайте, что хотите, – сказал я со слезами. Они сделали. И стало – никак: типичное американское кино. Я думал, что они возьмут в прокат 3000 копий, – Рождество, все-таки. Но уже позже они мне тихо сказали: нет, мы не можем взять, к сожалению, у нас финансовый год закончен. Я сказал: все, есть мой вариант, я его сделал и будем жить, как сейчас. Это было два года назад.


Гофман. Чайковский. Эстетика фильма

Ю.: Может быть, картину подвело как раз то, что она была ментально «не американская»?

А.: Два года назад фильм посмотрел «Дисней», сказал: берем в прокат. Но через неделю они сдулись.

Ю.: Почему?

А.: Им позвонил их босс и сказал. Вы что?! У нас своих картин нет на Рождество? Я могу понять их. Стоимость производства фильма и стоимость рекламы сильно выросла за последние 20 лет. И большой студии выгодно сделать один проект за 300 миллионов, чем три за 100 миллионов. Потому что на каждую картину нужно потратить от 30 до 60 миллионов рекламы. Им дешевле сделать одну за 300 и 50 миллионов пустить в рекламу, и продавливать весь мир.

Ю.: Сейчас решения принимает маркетинг.

А.: Да, Уолл-стрит пришел в Голливуд. Это случилось на моих глазах. Когда я снимал «Танго и Кэш», пришли эти ребята – в костюмах, с чемоданами. Эти люди не знают, кто такой Федерико Феллини, зато они знают, какой предыдущий бокс-офис у режиссера, какой предыдущий бокс-офис у сценариста.

Ю.: «Щелкунчик» еще будет прокатываться в России, в Европе... Надеетесь на Европу?

А.: Нет, на мир. В мире по меньшей мере, есть еще полтора миллиарда активных зрителей.

Ю.: Как возникла идея снять этот фильм?

А.: Хотелось сделать сказку для детей, о любви, но так, чтобы смотрело не одно поколение. Чтобы сказка не «старела», что бы она оставалась. Сказка с нравоучениями. О! Гениальная идея. Чайковский? Замечательно. Вот только сказка – это не балет. Балет ведь не работает для кино. В первом акте все мыши разбежались, все кончилось. Во втором акте 50 минут вальс цветов, то есть сюжета нет. И мы стали, только уже с американцами, писать эту сказку. Обратились к перу Гофмана. Я попытался сделать сюжет, который был бы связан с музыкой Чайковского и сказкой Гофмана. Дальше: Микки-Мауса делать нельзя... Значит, крысы. А крысы по-английски вообще интересно – это синоним стукача. И стала развиваться эстетика фильма.

Ю.: Очень понравилась крысиная мамаша. Кто ее сыграл?

А.: Есть такая изумительная актриса Фрэнсис Де Ля Тур.

Ю.: Она француженка?

А.: Англичанка. Знаменитая актриса в Англии. Она на меня зуб имела. Я ее не взял на «Дуэт для солиста», такая у меня была картина. Фрэнсис Де Ля Тур была женой драматурга, который написал пьесу «Дуэт для солиста». Гениальная актриса. Похожа на Раневскую. Она и в «Гарри Поттере» снимается.

Ю.: Кто делал компьютерную графику «Щелкунчику»?

А.: Много компаний. Но художник был один. Замечательный художник. Компьютерная графика вышла в районе 16 миллионов. Мы 3-4 месяца никак не могли понять, как делать многие вещи. Снежинки, например. Танец снежинок — это очень сложно. Это должна была быть хореография, но не на плоскости, она должны летать и не должно быть человеческих тел. Из текстуры и без текстуры. Месяца 4-5 они искали. Пока, наконец, не сообразили, что надо делать. Они взяли золотую пыль из «Золотого компаса». Там была эта технология – золотая пыль.

Ю.: В «Щелкунчике» зритель видит интерьеры, елку, путешествие по елке – все прекрасно сделано технологически, но мне показалось, что в семейных отношениях: папа, мама, дети, – нет тепла...

А.: Конечно, нет. Сказка о чем? О том, что девочка, у которой отсутствует любовь и связь дома, сублимирует свою фантазию к деревяшке. И эта любовь делает Щелкунчика человеком.


Богатые режиссеры. «Экономика РОЗ»

Ю.: Я тоже сейчас работаю над детским фильмом – с очень скромным бюджетом. Но диагноз по стране сейчас другой: на широких экранах превалируют русские мультимиллионные проекты.

А.: Знаешь, что такое «экономика РОЗ», не читал эту статью? Распил, откат, занос. Эта экономика сейчас действует и в кино.

Ю.: То есть кинематографом правит коррупция. Режиссеры как бы ни при чем?

А.: У нас прибыль забирает себе продюсер, а должен быть заинтересован режиссер, который делает картину, чтобы картина прокатывалась. Тогда он получает бабки. Я написал про это еще 15 лет назад. Если бы Гайдай работал по такой системе, он был бы миллиардером, ездил бы на роллс-ройсе, потому что его картины были популярны. Режиссер должен хотеть стать богатым.

Ю.: Режиссеры сейчас только и говорят, что про деньги. Деньги любой ценой – не важно как!

А.: Попогребский или Звягинцев вряд ли говорят о деньгах – такие наши эстеты. Но если бы им сказали: сделай так, и ты заработаешь тысяч пятьсот... Я думаю, голова бы стала работать так, чтобы деньги зарабатывать.

Ю.: Что вы думаете о тех восьми кинокомпаниях, которые финансируются государством?

А.: Они сейчас ничего хорошего сделать не смогут.

Ю.: Так может быть это и есть «экономика РОЗ», чтобы пилить госбабки, и снимать абы какое кино...

А.: Вы не правы. Дело в том, что Никита Михалков, который был инициатором...

Ю.: Он мне сказал, что это не он, а Сергей Сельянов.

А.: Это он. Это ерунда, он, конечно, скажет. И он «проел плешь», как и сказал Путин, и так далее. Но Никите пилить эти деньги бессмысленно. Потому что на эти деньги все так и будут смотреть. Это, во-первых. Во-вторых, деньги через Госкино – это то же самое. Только в Госкино откат шел в Госкино, а теперь откат будет идти внутри этих восьми компаний.

Ю.: Вы же понимаете, что так киноиндустрия не будет развиваться. Это все равно, что решить проблему пробок в Москве, построив только восемь роскошных дорог. Но ситуацию с пробками это не решит. Я езжу по стране, по миру. Вы знаете, какое количество молодых людей, возраста 20-25 лет, которые мечтают, чтобы вернулась романтика в кино.

А.: Чтобы быть идеалистом, ты должен делать деньги. Но я тебе скажу: эти ребята – надежда России.

Ю.: Нужно объединяться. Мы же уже все понимаем, что национального кино практически нет.

А.: Да, нужно объединяться. Но где деньги брать? Где эту энергию брать? Ведь никто не верит. Мы же ходим обиваем пороги. Они аккуратно говорят «очень интересно». Мы живем по понятиям.

Ю.: У нас, к сожалению, зэковская психология – от детского сада и вверх. Но сегодня же есть люди, которые могут объединять людей: вы, ваш брат. И можно противопоставить себя, лоббировать власть.

А.: У меня в предисловии «Страна братков», чудная цитата Чернышевского: «Каждый из нас становится Батыем и он, Батый, обязательно должен покорить какое-то племя. И племя покоренное Батыем даже не думает, что может быть иначе». Мой брат – абсолютно в этом смысле. У него должны быть единомышленники, но они не единомышленники. Он – руководитель. Он – лидер. В русской ментальности должен быть лидер обязательно. И потом еще, кто не с нами, тот против нас. Это очень сложно.


Юрий Грымов: Все-таки, я идеалист, – я верю, что есть возможность объединения людей, которые не будут довлеть друг на другом. И я очень надеюсь в этом на молодое поколение. Я не верю, что 150 миллионов человек, говорящих по-русски, будут лишены национального кино.

Взято отсюда http://yuri-grymov.livejournal.com/67332.html#cutid1
Tags: Грымов, Кончаловский, Щелкунчик
Subscribe

  • Выдержка из интервью Кончаловского

    Для многих мечтателей пробиться на кинорынок США вырезал кусок интервью Кончаловского. Возможно кому то откроет глаза и даст направление.…

  • G. I. Joe и «Кобра» Как все начиналось?

    Уже стало обычным дело, когда снимают приквел к фильму, ранее собравшим кассу. В 2013 году вышел предыдущий фильм о противодействии двух…

  • Форсаж 9 Братоубийственная гонка

    Если человек и может выйти из гонок то гонки из человека уже не выйдут никогда. Доминик Торетто вместе с Летти и своим сыном Брайаном…

promo cinematographua december 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments