cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Categories:

Брюс Ли. Путь Дракона, начало

Маленький Дракон

Брюс Ли появился на свет в

Сан-Франциско, в семье актера кантонской оперы — китайца Ли Хой Чена и
немки Грейс Ли. Он родился в год Дракона и час Дракона по китайскому
календарю, что считается знаком большой удачи и великой судьбы. От
своего химерического покровителя Ли унаследовал все, что мог:
неподражаемую «сверхъестественную» харизму, мистическую непобедимость в
бою и мифологическую мудрость и провидение. Для съемок в китайских
фильмах еще в детстве он использовал имя Ли Сяолун (Маленький Дракон).
Мать же дала ему при рождении имя Ли Чжэнь-Фань, что означает
«возвращаться снова», потому что желала, чтобы когда-нибудь он вернулся в
США. Имя же «Брюс» он получил, по одной из версий – в честь врача,
принимавшего роды.


Брюс не был единственным ребенком в
семье: у него было две сестры и два брата. Не был он и самым прилежным
учеником, самым лучшим спортсменом и самым выдающимся актером (уже с
детства он появлялся на экране в небольших ролях, но не запомнился ничем
особенным). Однако Брюс выиграл юношеский чемпионат Гонконга по
ча-ча-ча, благодаря превосходной координации, пластике и чувству ритма.


Боевые искусства в Китае были тем же, чем футбол в Англии.
Неизбежностью. Поэтому соревнования во дворах, в
подворотнях и на крышах были частью нормальной жизни любого китайского
подростка. Брюс не был исключением и хулиганил напропалую. Виною ли
всему этому неудачная драка и задетая гордость или что-то иное, но в
итоге  Брюс решил перейти от занятий ушу с отцом к чему-то более
серьезному и пришел  к уважаемому мастеру Ип Ману с предложением
обменяться своими лучшими умениями: Ип Ман научит Брюса боевому
искусству, а Брюс его – танцу ча-ча-ча. Об успехах Ип Мана на поприще
латиноамериканских танцев история умалчивает, а вот успехи юного Ли
стали заметны уже через неделю, когда он освоил начальные техники, на
которые у обычных учеников уходило по три месяца. Ип Ман был мастером
стиля Вин-Чун, и согласно исследованиям, был наиболее прямым и точным
последователем этого боевого искусства (по некоторым данным, Ип Ман
принадлежал к 17-му поколению мастеров, считая от самой создательницы
стиля).



Вскоре Ип Ман стал уделять молодому Ли
больше времени и давать индивидуальные уроки. Брюс, осознав свои успехи,
понял, что нашел свое призвание и решил продолжить заниматься боевыми
искусствами. От природы не страдавший скромностью, Брюс вовсю применял
свои навыки – а применить их было где. Гонконгские подростки сбивались в
группировки, делили территорию и постоянно выясняли отношения
поединками. Брюс Ли стал супергероем среди шпаны и бесстрашно бросал
вызов противникам, превосходящим его в росте, возрасте и силе. Он
побеждал всех. Есть версия, что судьбоносным событием в жизни Брюса
стала драка с одним из членов пресловутой китайской триады. Отметелив
задиру, Брюс понятия не имел, кого избил и, что самое страшное –
унизил. Вскоре мистеру и миссис Ли добрые люди намекнули, что рано или
поздно Брюсу не поздоровится — триада будет искать отмщения. Тогда
родители посовещались и решили отправить молодого человека в США, где он
будет в безопасности. Тем более что, рожденный в Сан-Франциско, Брюс
имел полное право на получение гражданства. Так Ли Чжэнь-Фань вернулся
снова.


Американский Дракон



В 1958 году, в возрасте 19 лет, не зная
английского, не зная почти никого в Штатах, Брюс прибывает в
Сан-Франциско (где, как известно, бытует самая большая, старая и
традиционная китайская диаспора). Поначалу «знакомые знакомых» устроили
его работать официантом в кафе, однако его строптивый нрав выводил из
себя хозяйку заведения, несмотря на то, что она очень любила мальчика.
Освоившись, Брюс переехал в Сиэтл, где поступил в Вашингтонский
Университет на философский факультет. Чтобы прокормиться, Брюс
зарабатывал всем, что знал и умел: давал лекции по китайской философии,
уроки танцев и боевых искусств. Тогда он и познакомился со своей будущей
женой Линдой Эмери, которая ходила на его занятия. Его незашоренное
мышление, кругозор и целеустремленность покорили Линду. Родители девушки
пришли в ужас («Линда, он же китаец!»), а когда молодой человек пришел к
ним на семейный ужин для знакомства, отец девушки был неприятно поражен
уверенностью Брюса и его свободомыслием. Любое отклонение от стереотипа
воспринималось как эксцентричная наглость. Нам, живущим в эпоху
воинствующей толерантности, сложно представить, насколько сильны были в
конце 60-х в США предрассудки в отношении «низших рас», и это было то,
что Брюсу предстояло изменить. Причитания родителей не помешали Линде
выйти за своего китайца замуж.



Начав с обучения друзей-студентов
философского факультета, Брюс Ли в итоге открыл свою школу в китайском
квартале Сиэтла. Для своего бизнеса Брюс сам служил живой рекламой,
периодически устраивая показательные выступления со своими друзьями.
Успех и настоящую популярность ему принесло показательное выступление на
турнире в Лос-Анджелесе, где он продемонстрировал перед многотысячной
аудиторией то, что поразило профессионалов и многократных чемпионов,
свою визитную карточку — дюймовый удар. Брюс Ли наносил удар кулаком с
расстояния в один дюйм от груди противника с такой силой, что тот
отлетал на несколько метров. Невероятная сила удара обеспечивалась едва
заметным, но очень мощным движением бедрами. Впрочем, повторить этот
прием до сих пор никто не в силах. По воспоминаниям жертв дюймового
удара, грудь болела еще неделю после турнира. Вторым еще более
удивительным «фокусом» мастера Ли была скорость. Он просто делал
движение рукой в сторону лица противника и отдергивал руку назад, но
делал это с такой скоростью, что, по воспоминаниям партнера для
демонстрации, он почувствовал себя полным дураком, поскольку даже не
успел заметить это движение, и сколько ни просил его повторить, ему так и
не удалось схватить Ли за руку. Брюс ломал деревянные доски с
расстояния в дюйм, отжимался на двух пальцах правой руки и в бою
демонстрировал умения, поразившие умы заслуженных профессионалов.
Пришедший «с улицы» 23-летний китайский мальчик в считанные дни стал
авторитетным мастером. От учеников не было отбоя, и на счету у Брюса
было уже три школы, одна из которых -  в непосредственной близости
Голливуда, в Лос-Анджелесе. Джеймс Кобурн, Стив Маккуин, Роман Полянски и
многие другие звезды кино вставали в очередь, чтобы брать у Брюса
уроки. Финансовые трудности были забыты, 1 час занятий у мастера Ли
стоил 275$, что даже по современным меркам немыслимо дорого, а дело было
в середине 60-х годов.



Брюс никогда не участвовал в турнирах
как спортсмен. Этот факт, многократно упоминавшийся, в частности,
многократным чемпионом по карате Чаком Норрисом, служит почвой для
пересудов насчет его реального мастерства. Однако даже по
немногочисленным кадрам тренировок и показательных боев очевидно, что в
какой-то степени достойно оппонировать ему могли лишь его собственные
ученики. Спортсмены же были для него практически безобидными, поскольку
либо выступали в перчатках (бокс и подвиды), либо просто не умели
наносить удары в полную силу (восточные единоборства). Брюс был за
реформацию подхода к обучению боевым искусствам. Если считать за
выигранное очко не доведенный до конца удар, полузахват или просто
демонстрационный удар, не доходящий до цели, то никто никогда не
научится биться по-настоящему. Брюс предлагал всем надевать защиту и
особые перчатки и сражаться как если бы это было правдой. Боевое
искусство не было для него игрой или конкурсом, оно было возможностью
честно выразить себя через свое тело и движения в полной мере.



Стиль джит кун-до («Путь опережающего
кулака»), который Брюс преподавал в своих школах, был изобретен им на
основе совмещения восточных и западных стилей (кунг-фу, джиу-джитсу,
бокса и многих других), и в фундаменте этого стиля лежала идея «боя без
боя».


Абсурдный вроде бы постулат на самом
деле был корнем философии Брюса Ли, который не стеснялся брать лучшее из
всех боевых школ, смешивать, отсеивать и оставлять самое эффективное.



Наивысшее воинское искусство, по мнению
Брюса, заключалось в том, чтобы бой не состоялся. Максимально меньшими
затратами энергии произвести наиболее полезное действие. Это не должно
быть красиво, а должно быть максимально быстро, максимально эффективно и
минимально энергозатратно. Брюс Ли не был эстетом боевых сцен, как это
может кому-то показаться. Украшательство и лишние движения он терпеть не
мог, потому что, в отличие от многих увлекающихся апологетов стиля,
всегда помнил смысл существования боевых искусств: одержать победу в
схватке. Так называемая «пассивная атака» заключалась в перехвате и
предупреждении движений противника. Ярким примером идеального боя в
стиле джит кун-до служит поединок из фильма «Выход Дракона», где герой
Ли не позволяет противнику нанести ни единого удара, опережая его своей
атакой.

Продолжение сегодня

Tags: Брюс Ли, киноактер, кинокласика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • G. I. Joe и «Кобра» Как все начиналось?

    Уже стало обычным дело, когда снимают приквел к фильму, ранее собравшим кассу. В 2013 году вышел предыдущий фильм о противодействии двух…

  • Форсаж 9 Братоубийственная гонка

    Если человек и может выйти из гонок то гонки из человека уже не выйдут никогда. Доминик Торетто вместе с Летти и своим сыном Брайаном…

  • "Никто" - Тарантино на минималках

    Чем вам запомнились фильмы Тарантино? Интересные диалоги, куча трупов и море крови. Если вам такое нравится, то новинка кинопроката вам…

promo cinematographua декабрь 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments