cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Резработка сюжета в вертикальніх сериалах

Вертикальные остросюжетные сериалы неизменно востребованы на ТВ. По какому принципу строятся серии и как в рамках одной структуры достигается разнообразие и оригинальность – в статье сценариста Юлии Лукшиной.

Тому, кто смотрел современные детективные сериалы, не надо быть сценаристом, чтобы почувствовать, что в основе всех вертикальных сюжетов лежит определенная схема построения. Назовем ее традиционной:  

Первый акт:

1. Происшествие (часто представлено как тизер, но необязательно).

2. Сбор информации (как правило, это командное дело).

Второй акт:

3. Первый план действий, выводящий на ложный след.

4. Препятствия и барьеры.

5. Альтернативный план действий.

6. Кажущаяся близость к разгадке и – провал.

Третий акт:

7. Неожиданный поворот, озарение, подсказка, прорыв (все вместе или нужное подчеркнуть). На этой стадии могут заработать дополнительные рычаги по нагнетанию напряжения, т. н. «включенные часы» или «запаздывающая помощь».

8.  Победа, разрешение ситуации (поимка преступника, выбивание признания и т. п.)

Традиционная схема исправно работает при условии, что повороты в ключевых моментах – эффектные, а ходы – неожиданные.


Помимо структуры, в детективной серии также очень важен ритм, «упругость» событийного ряда.

При этом событие – не обязательно действие (экшн). Это могут быть улики, подсказки, свидетельские показания, которые ведут к разгадке или наоборот усложняют дело. Скажем, у героев Агаты Кристи, которые постфактум излагают нам картину преступления, событиями часто являются вещи, явления, жесты, душевные движения, – которые в течение всей истории никем, кроме героя, не считывались. Или вспомним, например, сериал «Обмани меня», где дерганье ухом – тоже событие.

Мне как зрителю очень нравятся истории, в которых по ходу сюжета совершаются «бонусные» открытия. Например, если персонажи что-то скрывают – зачастую криминальное, но не связанное с «главным» убийством. Все лгут или не являются теми, за кого себя выдают.

Иначе - схема превращается в езду по унылой улице с заранее известным набором светофоров: «провал, провал, победа». Даже неискушенный зритель, на мой взгляд, такой расклад нутром чувствует и теряет интерес.

А если говорить об искушенном зрителе, то он хочет вариаций на тему. Потому что сколько бы элегантным ни было «маленькое черное платье», хочется разнообразия.

Возможные вариации в рамках традиционной схемы:

1. Ранее оправданный подозреваемый все-таки виновен. Первая часть британского мини-сериала «Торн» построена именно на этом приеме: детективы сразу же выходят на подозреваемого, но у того оказывается нерушимое алиби. Далее о нем забывают, и только в финале, в свете новых данных, расследование неожиданно возвращается к этому персонажу. Он и оказывается злодеем, в то время как при традиционной схеме он бы безвозвратно выпал из истории. (Сериал «Касл» довольно активно эксплуатирует этот прием в 3 сезоне.)

2. Зритель быстро понимает, кто преступник, но улик недостаточно. Задача героя: вывести на чистую воду известного зрителю врага, который оказывает сопротивление (не обязательное открытое, скажем, у него - сильные адвокаты). Этот тип расследования довольно часто фигурирует в 8-м сезоне сериала «Место преступления: Майами». Бывает скучновато. Такая схема «открытого противостояния» работает в полную силу, если отношения героя и злодея выстроены с максимальным напряжением. Отличный пример – антагонизм Шерлока и Мориарти в новом британском мини-сериале «Шерлок».  

3. Ограниченное количество подозреваемых, неоднозначные улики: задача  -  вычислить виновного (муж или любовник, посыльный или чистильщик бассейнов).

4. Неограниченное количество подозреваемых: задача – сузить их круг (убийство на концерте, на стадионе, в толпе).

5. Не поддающийся рациональному объяснению способ совершения преступления. С убитым случилось что-то невероятное: все поражены. Как он мог оказаться в дупле, в носке, в пароварке? Как он мог оказаться на столе патологоанатома в таком состоянии, словно побывал в космосе, в пустыне, жил всю жизнь под водой и проч. Откуда у него жабры? Волосы по всему телу? Хвост и рога? Задача: объяснить произошедшее без мистики и силами науки.

Кроме того, каждый уважающий себя герой рано или поздно сталкивается со следующими ситуациями:

Захват заложников. Герой может оказаться либо в числе захваченных, либо – снаружи и руководить операцией освобождения, препираясь с представителем смежных силовых структур. Во втором случае среди заложников, как правило, находится кто-то из членов его команды. Задача: избежать человеческих жертв, понять мотивы захватчика.

Расследование в отрезанном от мира пространстве, которое само по себе является источником опасности для героя. Например, драма в самолете («Доктор Хаус»), или дело происходит на заброшенном корабле («Кости») или в промышленном холодильнике («Касл»). Задача: решить загадку и избежать смерти. 

В завершении хотелось бы отметить, что, кроме понимания композиционной схемы, для работы в этом жанре важно правильно поставить для себя ключевые вопросы:  

1. Инструментарий героя или команды:

Выдающийся интеллект («Шерлок»).

Развитый интеллект и новейшие технологии – герои просто не могут проиграть, потому что рано или поздно технологии выведут их на к разгадке (CSI, «Кости», «Доктор Хаус»).

Интуиция, эмпатия и человеческая мудрость («Мисс Марпл»).  

Обаяние («Ищейка»).

Оригинальная методика сыска («Шерлок», «Обмани меня», «Менталист»).

Естественно, способы могут сочетаться.

2. Какими ресурсами и полномочиями располагаем, если:

Детективы - представители власти.

Детективы - обычные граждане. В этом случае историю надо выстраивать так, чтобы у героя был периодический доступ к месту преступления и материалам следствия. Иначе механизм вовлечения персонажа в расследование постоянно будет основываться на случайности или неправдоподобном допущении.

Детективы - частные сыщики (для наших реалий - малопригодно).

Детективы - консультанты при властных структурах или эксперты, работающие на клиентов или на властные структуры. 

В каждой из комбинаций - собственный набор плюсов и ограничений.

Так, например, в «Менталисте» Патрик Джейн имеет доступ к месту преступления и присутствует при всех процедурах следования, но, как правило, не имеет права на применение своих «фишек» - гипноза и провокации свидетелей. Хотя он ими и пользуется, но это сопряжено с конфликтами.

В «Касле» писатель Рик Касл получил возможность бывать везде, где бывает по долгу службы детектив Кейт Беккет, но у него, в отличие от Патрика Джейна, даже нет официального удостоверения (правда, есть бронежилет с надписью: «Писатель»). Подозреваю, что натяжка в данном случае очень большая. Однако в остальном – сериал так ловко «подогнан», что этот аспект быстро принимается на веру и воспринимается по умолчанию. То есть зритель подспудно соглашается не обращать внимания на возникающее у него недоверие.

Что особенного в моем герое?

Что отличает его от известных героев (внешность, характер и т. п.)?

И здесь, на мой взгляд, нет смысла надеяться, что героя сыграет Дэвид Карузо или Тим Рот, а работать над характером в полную силу.

Симпатичный пример напоследок – герой сериала «Жизнь» (Life) детектив Чарли Крюз, который некогда был несправедливо осужден. За время заключения он стал убежденным буддистом, и теперь, вернувшись в полицию, руководствуется буддистскими принципами в жизни и в расследованиях.
отсель http://www.cinemotionlab.com/think/119


Tags: сериал, сценарий, сюжет
Subscribe

promo cinematographua december 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments