cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Ряшин “раскачивает” рынок?

Глава
кинокомпании Star Media – о том, каких результатов удалось достичь на
MIPCOM-2011, при каких условиях работа с американским продуктом
становится выгодной и почему Star Media решила заняться арт-хаусом.


Влад Ряшин

«Мы смогли “раскачать” рынок»





CINEMOTION: В
недавнем интервью порталу «Медиабизнес» вы сообщили, что во время MIPCOM
собираетесь предложить несколько проектов для международной
копродукции. Удалось ли заинтересовать ими зарубежных коллег?


ВЛАД РЯШИН: Речь шла о четырех наших новых проектах – двух докудрамах

и двух полнометражных игровых фильмах, которые мы презентовали в
Каннах. Проекты вызвали живой интерес сразу нескольких стран,  хотя
понятно, что поиск партнеров и заключение договоренностей – это довольно
длительный процесс.  Одна из докудрам, которую мы представили в Каннах –
The World War 2: Reloaded, заинтересовала History Channel, который
готов нас поддержать, вступив в копродукцию.  Это очень масштабный
дорогой проект. Мы хотим сделать современный документальный фильм о
войне с использованием компьютерных технологий, который будет отвечать
интересам и ожиданиям современного зрителя. Ведь сейчас появилась
возможность показать войну совсем иначе – более динамично, без
использования черно-белых хроник и длинных интервью. Помимо History
Channel, проектом серьезно заинтересовались канадская и китайская
компании.  Второй проект – Napoleonic Wars – задумана как международная
докудрама о Наполеоне, о его великих победах и поражениях. В Каннах им
также заинтересовалось несколько компаний, но о результатах говорить
пока рано.


CINEMOTION: А как обстоят дела с игровыми проектами?


РЯШИН: Они как раз более реальны с точки зрения воплощения в
ближайшем будущем.  Первый фильм с рабочим названием «Френтик, моя
гордость и боль» тоже, кстати, касается темы Второй мировой войны. Он
основан на реальных событиях, подробности которых мы лишь недавно узнали
из ранее засекреченных архивов. «Френтик» - это кодовое название
операции - серии воздушных ударов по Германии и ее промышленным центрам,
которую проводили СССР и союзники с аэродромов  Италии и Украины
(Полтавы) в 1944 году, а сама история, конечно, о любви.  Могу сказать,
что ко-продакшеном в этом фильме уже заинтересовалась Канада.  Сейчас
наши зарубежные коллеги подробно изучают сценарий, все материалы по
проекту. Кроме того, мы провели переговоры со студией «Беларусьфильм», и
в планах – предложить этот проект российскому Фонду кино. В идеале
хотелось бы объединить усилия наших дружественных стран  – России,
Украины и Белоруссии – и вдобавок привлечь одного-двух международных
партнеров. 


Копродукция позволяет значительно сократить финансовые риски и
одновременно выйти на другие рынки – «прокатывать» фильм не только в
России, но и за рубежом.


Второй фильм – «Мой брат Иван», главный герой которого является
аутистом. Причем все события показываются именно его глазами. На мой
взгляд, это универсальная, общечеловеческая история, которая будет
интересна и понятна зрителям любой страны, потому мы и хотим привлечь
для реализации фильма зарубежных партнеров. 


CINEMOTION: Этот проект, как вы отмечали
ранее, станет «пробой Star Media в арт-хаусном кино». С чем связан
появившийся у вас интерес к арт-хаусу?


РЯШИН: В сценарии «Мой брат Иван»  нас очень зацепила сама история –
когда герой, которого все считают ненормальным, больным, в итоге
оказывается чуть ли не самым нормальным среди всего окружающего его
мира.  Вообще, за последние три года мы выпустили всего два
полнометражных фильма – один в жанре триллера («Прячься!»), другой –
комедия («О, счастливчик!»).  Ни тот ни другой не принесли прибыли в
прокате и на какой-то момент мы сконцентрировались на том, что у нас
получается лучше всего – это телекино. В то же время, мы искали
интересные идеи для проката. Как и в телевизионном кино, качество
отечественных кинолент растет, но, к сожалению, интерес зрителя к нашему
кино падает. Сегодня заработать в прокате удается единичным проектам. 
Поэтому не хочется снимать еще одно кино, которое зритель «сольет в
спам-корзину своего сознания».  «Мой брат Иван»  - это совсем не тот
аттракцион, о котором недавно говорил Константин Эрнст, выступая в
Каннах. Не то, что в последнее время является мэйнстримом в кинотеатрах.
Это «думающее» кино, у которого, конечно, нет большого коммерческого
потенциала, но такие фильмы нужно снимать. Здесь мы не ставим себе
задачу заработать – речь идет о том, чтобы хотя бы выйти в ноль. А
учитывая, что ориентировочный бюджет составит полтора миллиона долларов,
это вполне реально. Мы планируем также привлечь в проект международных
партнеров. Если сделать все правильно, фильм сможет оценить и
фестивальная аудитория. Но загадывать пока рано.



CINEMOTION: Копродукция в России развивается
в последнее время очень активно. В чем, на ваш взгляд, важнейшие
преимущества этого способа финансирования и производства фильмов?


РЯШИН: Копродукция позволяет значительно сократить финансовые риски и
одновременно выйти на другие рынки – «прокатывать» фильм не только в
России, но и за рубежом. Кроме того, это способ популяризации
отечественного кино и одновременно – повышения лояльности к России как
киноматографической площадке. Многие неоднократно поднимали проблему
того, что наше кино не знают, и не хотят смотреть зарубежные зрители.
Что прокат любого фильма за рубежом – это скорее исключение из правила. А
ведь в телеиндустрии за пять лет произошел очень большой скачок.
Ежегодно представляя свою библиотеку прав в Каннах на рынках MIPCOM и
MIPTV, мы смогли «раскачать» рынок, обзавестись постоянными покупателями
из Восточной Европы, Центральной Европы, Великобритании, Китая,
Ближнего Востока и других стран и регионов, которые сегодня приобретают у
нас целые пакеты продуктов – от сериалов, до телешоу и форматов.  Так
вот для полнометражного кино копродукция, кроме всего прочего, - это
способ  научиться снимать такое кино, которое будет востребовано не
только на отдельно взятой территории, но и в других странах, приучить
зрителя к новому продукту, новым темам и лицам. Повторюсь, пока это
происходит лишь в единичных случаях.  Скоро, к примеру, в США  состоится
премьера нашего фильма «Прячься!». Правда, сроки премьеры, в связи с
техническими  причинами, прокатчику  пришлось перенести на начало 2012
года.


Работать с американским продуктом выгодно лишь в том случае, если ты
четко понимаешь и знаешь механизмы работы с американскими компаниями,
если ты знаком с теми людьми, которые реально в состоянии быть
партнерами.


CINEMOTION: Уникальность этого фильма и в
том, что несколько месяцев назад американцы приобрели  и права на его
адаптацию. Работа над созданием ремейка уже началась?


РЯШИН: Пока нет, но мы искренне надеемся, что фильм будет выпущен –
поскольку это станет еще одним прецедентом для российского рынка. Ведь
до сих пор ни один ремейк, на который американцы приобрели права в
недавнем времени, не был снят.  Работа с ремейком  «Прячься!» движется
по запланированному изначально сценарию – студии сейчас проводят
маркетинговые исследования, они также хотят посмотреть на результаты
проката оригинальной версии в США.  А уже в следующем году, при
благоприятном решении, ремейк  будет запущен в производство.


CINEMOTION: Летом этого года, когда
появилась новость о том, что Роднянский продюсирует свой первый
голливудский проект, в интервью одному из изданий вы отметили, что
«работа с американским продуктом – одно из самых выгодных вложений». А
вы сами не планируете «податься», по примеру Роднянского, в Голливуд?


РЯШИН: Моя реплика об «одном из самых выгодных вложений» нуждается в
комментарии, поскольку она была выдернута из контекста. Работать с
американским продуктом выгодно лишь в том случае, если ты четко
понимаешь и знаешь механизмы работы с американскими компаниями, если ты
знаком с теми людьми, которые реально в состоянии быть партнерами. То
есть прежде чем идти в Голливуд, нужно пройти большой путь. Да, там и
инвестиции больше, и риски, соответственно, больше, но и больше шансов
на успешную международную дистрибуцию, что подразумевает принципиально
иные доходы.  Ведь никуда не деться от того, что большая часть мира
смотрит фильмы на английском языке.


CINEMOTION: И понимают это не только
продюсеры, но и режиссеры: о намерении снять фильм на английском уже
сообщили и Звягинцев, и Попогребский. Есть ли англоязычные проекты у
Star Media?


РЯШИН: Мы еще не прошли тот путь, который прошли Тимур Бекмамбетов и
Александр Роднянский. Поэтому чисто англоязычных проектов у нас пока
нет.  Фильм «Френтик – моя гордость и боль» мы планируем снимать на двух
языках, поскольку главными героями станут американский летчик и
белорусская девушка. Наверное, будем потом дублировать или делать
субтитры.


CINEMOTION: А какие проекты находятся у вас в производстве в настоящий момент?


РЯШИН: Проектов у нас очень много – в съемочном периоде в России,
Украине, Беларуси  11 телефильмов и сериалов. Еще несколько готовим к
запуску. Прежде всего, стоит сказать о «Фрейде» (рабочее название) – это
очень необычный вертикальный детектив, в котором главную роль исполняет
Иван Охлобыстин. В своих расследованиях он использует не дедуктивный
метод Шерлока Холмса, а психологический, потому и получает прозвище
«Фрейд». Герой анализирует психологические мотивы возможных
подозреваемых и жертв и выстраивает собственную версию развития событий.
В большинстве случаев  это приводит к результату.


В то время как в России есть ярко выраженная тройка (пятерка,
шестерка) каналов-лидеров, которые и контентно, и визуально очень сильно
отличаются друг от друга, то в Украине все каналы чуть более
универсальны.


Совсем скоро начнется съемочный период продолжения нашей успешной
франшизы «Смерть шпионам». Планируется, что будет еще три истории, две
из которых уже написаны (по четыре серии каждая), одна пишется. Все эти
истории посвящены хитроумным операциям советской контрразведки во
времена Великой Отечественной войны.


Кроме того, в Белоруссии недавно начались съемки «Охоты на
гауляйтера» – сериала о Великой Отечественной войне, в котором главную
роль исполняет Анастасия Заворотнюк. Для нас это был очень неожиданный
выбор, но она так убедительно провела пробы, что и режиссер, и мы, и
канал утвердили ее, что называется, «сходу». А для канала «РЕН-ТВ» мы
сейчас снимаем первый сезон детективного сериала Cold Case – адаптируем
известный формат Warner Bros., который кажется нам очень правильным с
философской точки зрения. Там расследуются дела, по которым когда-то
были вынесены несправедливые приговоры. То есть это не просто очередной
детектив – это социально правильная история сама по себе.


CINEMOTION: Star Media – одна из немногих
кинокомпаний, которая активно работает одновременно и на российском, и
на украинском рынке. Существуют ли, на Ваш взгляд, принципиальные
различия между российской и украинской индустрией? В чем они
проявляются?


РЯШИН: В Украине мы имеем дело с совершенно иным конкурентным полем. В
то время как в России есть ярко выраженная тройка (пятерка, шестерка)
каналов-лидеров, которые и контентно, и визуально очень сильно
отличаются друг от друга, то в Украине все каналы чуть более
универсальны, хотя и там аудиторные отличия, конечно, присутствуют.
Украинские телеканалы  вынуждены быть более универсальными, так как
конкурентная борьба очень жесткая  – гораздо более жесткая, чем в
России. При этом в процентном соотношении дистанция между каналами
совсем небольшая – где-то процента три-четыре на группу из пяти каналов.
Безусловно, это очень сильно влияет на контент.


CINEMOTION: А если говорить непосредственно о
содержании – есть ли какие-то серьезные отличия в зрительских
предпочтениях в России и Украине?


РЯШИН: Они незначительны, мы ведь культурно очень близки. Однако в
силу того, что уже прошло двадцать лет с момента распада СССР, и все это
время в наших странах протекали различные  процессы, политические и не
только, они, безусловно, отложили свой отпечаток на менталитете. Это
особенно чувствуется в жанрах публицистики, журналистики, в
документальном жанре, в интертейнменте, отчасти в игровых проектах. В
Украине, к примеру, оказались очень востребованы талант-шоу, в то время
как в России такого бурного ажиотажа они не вызывают.


Что касается игрового кино, здесь отличия в зрительских предпочтениях
и вовсе едва уловимы. Неслучайно украинские каналы постоянно покупают
лучшие российские сериалы, лучшее российское кино, и это ничуть не
смущает аудиторию. Равно как и наоборот. В свое время мы много снимали в
Украине. Взять, к примеру, наш долгоиграющий сериал «Исцеление
любовью», где украинские реалии достаточно сильно чувствовались. И
ничего – проект прекрасно шел в российском эфире. Наша культурная
«похожесть» все равно очень высока, какими бы политическими границами мы
не пытались отгородиться друг от друга.

отсель http://www.cinemotionlab.com/inspire/117
Tags: Star Media? Ряшин, продюсер
Subscribe

promo cinematographua december 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment