cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Category:

Сходства и различия кино и рекламы

Сходства и различия кино и рекламы: Сергей Осипьян о зависимости режиссерских задач от формата

На международном фестивале рекламы Red Apple режиссер Сергей Осипьян и старший менеджер отдела академического качества Московской школы кино и Школы компьютерной графики Scream School Наталья Иванова-Достоевская поговорили о традициях, общих для кино и рекламной индустрии. Мы публикуем расшифровку беседы.


Наталья Иванова-Достоевская: Существует множество подвидов визуального искусства, но мы остановимся только на двух: рекламный ролик и кинофильм. Разница между рекламным роликом и кино в скорости донесения некого сообщения до зрителя, будь то зритель перед телевизором или же в кинозале. Если рекламные ролики довольно короткие, то фильм может длиться и два, и три часа. И в

том и другом жанре есть свои законы драматургии, так как задача, которую мы ставим перед рекламой и перед кино, разная. В рекламе есть некий образ, с которым вы работаете и пытаетесь его продать или мотивировать к покупке, а в кино, соответственно, вы следите за героем, за его судьбой. Разница еще в том, что кино воспринимается как некое развлечение, то есть от него есть какое-то визуальное наслаждение, в отличие от рекламы, перешедшей сейчас уже в такой информационный шум, от которого мы все стараемся избавиться.

Таким образом, рекламщики все больше изучают поведенческую экономику и пытаются всеми силами использовать любые инструменты, чтобы изображение было интересным и цепляющим. И в рекламе, и в кино мы боремся за контакт со зрителем, но в кино у нас больше шансов, чтобы преуспеть, да и больше времени. В этом есть свои плюсы и минусы, есть определенное мастерство режиссуры и там и здесь. Сергей, расскажите, в чем собственно разница уже работы на площадке и непосредственно в создании сценария.

Сергей Осипьян: Это вопрос сложный, честно говоря. Я сейчас просто задумался о судьбе кинорежиссеров в рекламе. Их, честно говоря, используют. То есть, когда люди из рекламного агентства смотрят на кинорежиссеров, они так же, как и вы, понимают, что он не способен связно рассказать ничего в течение тридцати секунд. То есть человек, который привык рассказывать какую-то историю за полтора часа, какой бы огромной величины он ни был режиссер (а есть огромный список режиссеров, например Вим Вендерс, который часто снимает рекламу, Алексей Герман-младший, недавно снявший ролик, посвященный «Ладе Калине»), сознательно привлекается в рекламу людьми, которые понимают, что связную историю за тридцать секунд вряд ли можно изложить.

Действительно трудно перестроиться, потому что ты привыкаешь к кадрам определенной длины и у тебя нет механизма, нет выразительных средств для рекламных роликов, ты не мыслишь так крошечно, одна две секунды для тебя ничто. За это время, например, в фильме Германа-младшего человек только прикурит сигарету или посмотрит в окно задумчиво, а наш рекламный ролик уже кончается. Поэтому, конечно, кинорежиссеры используются в индустрии рекламы, скорее, как носители стиля, какого-то взгляда на жизнь, какой-то воплощенной в них самих концепции, то есть они уже не исполнители, а какой-то бренд сами по себе, который как-то реализуется в рамках рекламы другого бренда. Тут по-разному можно об этом говорить, но в общем очевидно, что это не совсем искусство режиссуры, это не совсем искусство организации кадров. Наверное, что-то дополнительное. Поэтому, конечно, рекламе удобнее работать со своими рекламными режиссерами, что мы и наблюдаем в общей массе, если не стоит специальной задачи, людьми, которые привыкли оперировать всем, о чем говорила сейчас Наташа.

В рекламе оперируют с теми, кто мгновенно может зацепить зрителя, готов уложиться в пятнадцать секунд, где из них семь демочасть, и рассказать какую-то историю за семь секунд. Это очень дурацкое и одновременно сложное искусство в принципе, для него нужны какие-то совершенно другие специалисты, так как те, которые привыкли к кино, очевидно, теряются. Поэтому, конечно, хотя это и похожие вещи, но получается, что люди для этого должны быть разные, кроме отдельных специальных случаев.

Наталья Иванова-Достоевская: Сергей, расскажите, исходя из своего опыта, когда вы работаете над роликом и когда вы работали над фильмом, каковы ощущения. Как рассказывать историю удобнее и, может быть, интереснее? В чем все-таки все эти особенности? Можно ли выделить критерии?

Сергей Осипьян: Это вообще получаются разные задачи. Режиссер должен себя жестко контролировать, потому что использует иные выразительные средства. Конечно, кино в этом смысле богаче, там люди разговаривают.

Давайте разберемся, что такое кино в широком смысле слова. Оно чаще всего состоит из картинки, на которой есть человек. Или нет его, но чаще есть. Этот человек открывает рот и что-то говорит. В кино человек чаще всего занимает семьдесят процентов изображения, то есть, если у вас есть какой-то пейзаж, то в кадре в основном чья-то голова присутствует. Это значит, что важен актер, который берет на себя очень много внимания, ну и еще дизайн этого изображения — тридцать процентов скажем. Вот собственно говоря все, что есть в кино.

В чем трудность в рекламе, так в том, что, если у вас есть какие-то мысленные люди, которые не открывают рот и как-то там существуют, то у вас еще меньше выразительных средств. Они говорят какую-то одну фразу. Ну что за тридцать секунд можно успеть сказать? Там, например, «Мама я хочу йогурт». Очень сложно непростые какие-то конструкции из таких простых кубиков собирать, это тоже какое-то отдельное искусство получается, поэтому, конечно, кино из-за своей продолжительности гораздо более сложное и многоступенчатое искусство, а реклама очень ограниченное, но и за счет этого люди, которые росли в таких сложных условиях, становятся более гибкими. Оно более мускулистое что ли, но привыкло быть зажатым, и поэтому люди в рекламе способны на невероятные чудеса, лишь бы выполнить свою задачу.

Возвращаюсь, к сожалению, к одной и той же мысли, что получается необходимы совершенно разные навыки. Если режиссер работает и в рекламе и в кино, во многом он должен забывать, что он режиссер кино, снимая рекламу, и забывать, что он режиссер рекламы, снимая кино, потому что и там и там кажется, что эти навыки ему просто мешают. Если режиссер в рекламе будет использовать длинные кадры, то он не сможет ничего выразить. Если же режиссер кино будет работать теми привычными ему методами, какими он работал с актерами на площадке рекламной и такие короткие кадры использовать в кино, то это будет тоже не очень хорошо. Получается, что профессия как бы одна, а техники совершенно другие.

Наталья Иванова-Достоевская: Все, что мы сейчас обсуждаем, очень полезно. Если кто-нибудь из вас рассчитывает перейти в кино или мечтает учиться в кино, то у вас, возможно, возникают какие-то вопросы, задавайте их.

Сергей Осипьян: Да, я добавить хотел, что я присоединяюсь к Наташе. Мы сейчас вообще теоретизируем, мы как бы представляем Московскую школу кино, которая как раз и занята перековыванием людей, имеющих какой-то бэкграунд, например рекламный. На мой взгляд, он является одним из самых ценных. Можно из разных профессий приходить в кино, но рекламный опыт — это, конечно, очень хороший бекграунд для кино, поэтому, собственно говоря, мы и с этой точки зрения пытаемся на этот вопрос посмотреть.

Вопрос из зала: Правильно ли я понимаю, вы считаете исключением, например, Тимура Бекмамбетова? Он начинал с рекламы и тоже пришел в кино. И не только он. Скорсезе снимал рекламу с Моникой Беллуччи. То есть такие истории это исключение?

Сергей Осипьян: Да, да, собственно говоря, Тимур Бекмамбетов, снимая рекламу, пришел в кино и во многом пользуется тем рекламным опытом, который он там приобрел. Мы об этом можем много говорить — о том, чем человеку, который занимался рекламой, это может пригодиться в кино. Список огромный. Способ мышления или какая-то организация материала — гигантское поле деятельности для человека, который из рекламы пришел в кино.

Мартин Скорсезе просто под видом рекламы делал свое кино и ничего не предпринимал для того, чтобы это выглядело как рекламный ролик, просто в формат уложился. Он не стал рекламным режиссером ни на секунду, он просто заставил людей съесть то, что он снял. Он сказал: «Это мой рекламный ролик», а они ответили: «А, клевая штука, чуть-чуть не похожа на рекламу, но вообще мы вас очень уважаем, и это очень красиво, как бы это не совсем по нашим законам, ну все равно, нет, Мартин, нет, это круто».

Вопрос из зала: Свое задание он выполнил, получается?

Сергей Осипьян: Да, выполнил, конечно. Это рекламный ролик Мартина Скорсезе, вот он так звучит. Но, если отрезать Мартина Скорсезе, то тогда этот ролик будет вызывать недоумение: «Что это за какой-то прекрасный фильм? Он что-то рекламирует? Или что это такая за вещь?» То есть к рекламе он имеет меньшее отношение, чем ролик, который мы привыкли видеть, «Danone» например. Вот его там налили, и всем понятно, о чем речь.

Вопрос из зала: То есть реклама очень ограниченна? Та же fashion-индустрия ведь тоже делает свои рекламные ролики.

Сергей Осипьян: Да, ваш вопрос очень хороший. Я специально принес ролик, чтобы посмотреть, имея в виду, что такой вопрос будет. Это ролик известного режиссера Уэс Андерса, который является, мне кажется, вершиной вот этого странного соединения, когда авторский стиль растворен в общей массе кино. Уэс Андерс очень узкоспециальный режиссер, его легко узнать с одного кадра. Он построил свою собственную вселенную и упорно держится своей линии, но в то же время снимает рекламу и очень круто продает свой стиль. И он старается все-таки рекламировать какие-то вещи в рамках рекламной концепции.

Наталья Иванова-Достоевская: Сейчас затронули очень много важных вопросов, и у меня возникло несколько тезисов. Первый — про огромное влияние рекламы на кино. Что касается визуализации темпа, то, скажем, динамика смены кадров в фильме очень сильно ускорилась за последние 10 лет, и, естественно, на это повлияла в том числе и реклама, как и все новые медиа, так как мы начинаем воспринимать гораздо быстрее и больше информационных потоков. Если мы в кинозале, где ограничено все черными стенами, есть только единственный источник света и внимание соответственно сконцентрировано, то все должно и красиво звучать. Это должно быть динамично, и этим обусловлена такая популярность всех блокбастеров, начиная с «Трансформеров», «Грань будущего» и т.д., где, наверное, процентов 90 — это экшн сцены, в том числе и с визуальной точки зрения. Использование визуальных эффектов — отдельная история, которую мы сегодня не коснемся, ведь практически большинство контента, даже рекламного, можно пририсовать. Это уже стало дешевле, чем снимать, делать декорации и т.д.

На самом деле, когда я готовилась, попыталась выделить для себя какие-то тезисы, в чем же все-таки разница между рекламой и фильмом, и мы сейчас затронули тему о том, что цикл самого производства естественно меньше, особенно если это какие-то небольшие ролики или имиджевые, где это может быть и пять, и семь минут. Но при этом у рекламы всегда есть цель. И цель эта — создание образа и мотивация к его покупке. А у фильма такой цели нет. Когда рекламируют фильм, то делают какие-то рекламные ролики, чтобы вы купили билет, выбрали вечером именно это развлечение и пошли смотреть. А когда вы уже в зале сидите, у них нет задачи вам продать что-либо. Они вас развлекают. Соответственно цикл совершенно разный, но тем, кто научился работать в действительно скоростных условиях (и зачастую очень экстремальных по подготовке вариантов сьемок), гораздо легче интегрироваться в кинопроизводство, чем наоборот.

В российской киноиндустрии очень много творчества, и, соответственно, важны оказываются и протяженность съемочного периода, и протяженность подготовительного, и уж тем более время работы над сценарием. Все может продлиться даже несколько лет.

Существует еще один тезис. У рекламы всегда есть заказчик со своим видением — что это должно быть и как это должно быть. В фильме же есть и продюсер, и режиссер, и художник-постановщик и т.д., то есть несколько людей, влияющих на конечный результат. Работа над рекламой схожа, скорее, с производством сериала, когда телевизионный канал выступает заказчиком. Там практически такая же процедура согласования всех этапов и более организованное производство в силу того, что у тебя есть некий заказчик, который постоянно ждет от тебя отчетов.

Еще один очень важный тезис. Я поклонник storyboarding, и, к сожалению, в нашей киноиндустрии с большим трудом приживается именно 3D storyboard.

Комментарий из зала: Даже 2D не приживается!

Наталья Иванова-Достоевская: И даже 2D. У нас есть советское наследие в виде раскадровок, но, к сожалению, раскадровка, даже очень хорошая, нарисованная в жанре и расписанная по кадрам, не дает технического задания всей группе, тем более осветителям и т.д. Таким образом, очень много вопросов остается за кадром. Вы ходите что-то добавить?

Сергей Осипьян: Я хочу сказать, что на это есть экономические причины, потому что, к сожалению, невозможно подготовить площадку в связи с этим storyboard. Просто в рекламе — это дешевое развлечение: нанял человека, и он нарисовал тебе четыре, пять, десять кадров. Единственное, какие сейчас расценки... Ну, десять, пятнадцать долларов за кадр. Таким образом, раскадровка для среднего фильма получается около десяти тысяч долларов, на что ни один продюсер не согласен.

Наталья Иванова-Достоевская: И не у всех фильмов такие бюджеты

Сергей Осипьян: Когда говорят: «Давайте заплатим 20 тысяч за storyboard». То продюсер скажет: «Давай как-нибудь сам уж».

Наталья Иванова-Достоевская: Storyboard — эта такая очень хорошая западная привычка, и рекламная индустрия поклонница этого. Там без storyboard, расписанного просто по кадрам, кто что делает и что говорит, ничего не делается. На площадке у тебя настолько все подготовлено, что всем работать гораздо быстрее, удобнее и комфортнее. И это, к сожалению, в кино у нас приживается с трудом.

Сделаю такое отступление. В Московской школе кино мы явные поклонники storyboard и заставляем даже продюсеров учиться его рисовать. У нас есть специальный педагог, и он всех этому учит. На площадке они потом все очень сильно этому рады и благодарны, но пока учатся, плачут и ругаются.

Если идти дальше, то тезисы будут такими. В рекламе, в основном, используются английские термины, даже американские, тогда как в нашем кино больше советского наследия, и, зачастую, сказывается разница в терминологии. Иногда современные молодые специалисты, уже поездив по миру, не всегда однозначно понимают, какие у кого назначения. Тогда как в рекламе практически все на английском языке и достаточно много англоговорящих. В кино, к сожалению, это все в меньшей степени, поэтому даже storyboard, который описан только в учебниках на английском языке, так медленно и приходит. Все потому, что терминология, например, угла съемки, написана на английском языке, а у нас российская терминология иная.

Сергей Осипьян: Я согласен, что все начинается со storyboard, поэтому, когда его нет, а есть просто какое-то творчество на площадке, как в кино, что действительно часто бывает, то, конечно, уже не до терминов. Тогда вообще уже никто не понимает, что происходит, только режиссер в курсе.

У меня такое было неоднократно. Тут я тоже вижу и плюсы, и минусы, потому что мне как рекламному режиссеру, конечно же, нужно одобрение. Я всегда чувствую, что у меня есть клиент, заказчик и рекламное агентство за спиной. Поэтому, когда я снимаю кино, после удачного кадра говорю: «Ну что, было у нас?» И мне в ответ гробовая тишина, потому что съемочные специалисты, которые работают в кино, смотрят на меня в недоумении и спрашивают: «Что было? У вас что-то было?» Это все потому, что я привык: сидит у монитора клиент, который говорит: «Да, да, мне понравилось». И после этого одобрения я готов снимать дальше. Не услышав одобрения от своей собственной группы, я впадаю в кому, потому что никому не нравится, что я снял, хотя в принципе должно понравиться только мне, потому что продюсеры чаще всего не приезжают на площадку. Поэтому очень сложно, если ты воспитан в рекламе. Тебе непрерывно необходимо чье-то мнение, одобрение, ты должен с кем-то советоваться, поэтому ты впадаешь в неуверенность, когда работаешь, и должен сам решать, хорошо это или плохо.

Наталья Иванова-Достоевская: Еще Сергей заметил очень важную вещь, что в рекламе зачастую достаточно мало персонажей, один герой в кадре, максимум три или пять, если у вас массовая сцена с танцами и бубнами. А в кино играет огромный ансамбль. Поэтому и работа с актером — это совсем разная постановка задач, разная работа с кастингом и т.д.

Сергей Осипьян: Да, очень. Тем более, что я люблю кино и рекламу с актерами, это моя такая узкая специализация. Могу сказать, что это совсем разные навыки, а в нашей стране еще очень большая специфика, у нас плохо пересекается. Сейчас молодежь стала лучше, но в принципе все равно эти два сообщества плохо пересекаются: люди, которые снимаются в рекламе, и те, кто снимается в кино. В кино обычно снимаются артисты, которые работают в театрах, то есть они умеют работать со словом и получили образование. В рекламе же снимается кто попало, а актеры, которые снимаются в кино, они попадают в рекламу только в роли камео. Трудно снять рекламный ролик, например, с Хабенским. Он будет все равно изображать Хабенского. Ну даже если мы возьмем более низкого уровня актеров, то все равно они редкость в рекламе, поэтому навыки работы с людьми, которые обладают техникой — это один навык, а с людьми в рекламе работаешь, скорее, как с теми, кто пришел, что называется, с улицы. Там, в основном, люди не умеют играть совсем, они обладают какой-то своей собственной органикой, но они, конечно, не актеры в широком смысле этого слова, у них нет способности повторять второй раз то, что у них хорошо получилось. А это, собственно, и отличает актера от не актера. Мы все можем выглядеть клево в кадре в какой-то момент, но только немногие из нас себе скажут: «Вот ты здорово сейчас улыбнулся». То есть так скажут только те, кто закончил театральное училище и привык воспроизводить одну и ту же эмоцию с разными нюансами. Есть такие режиссеры, которые работают с непрофессиональными актерами. Они научились просто работать с людьми, ловить их какие-то эмоции. Они здорово манипулируют теми, кто не умеет играть. Такие люди могли бы снимать хорошую рекламу. Так что опять получается, что это две разные профессии, и даже если ты умеешь делать что-то одно, тебе все равно придется переучиваться.

Наталья Иванова-Достоевская: Мы сейчас говорили в большинстве своем о режиссерской работе, хотя на самом деле при создании ролика или фильма работает огромная команда. Есть еще тезис — что это совершенно разные индустрии и разные уровни зарплат. И наверное, в кино зарплата чуть поменьше, чем в рекламе, хотя это зависит от каких- то нюансов, естественно. И у кино есть огромное преимущество — то самое, ради чего ты собственно работаешь. Это когда у тебя премьера, и ты выходишь представлять фильм, а в конце ты в титрах. А когда мы смотрим большинство рекламы, то никто совершенно не представляет, что за люди, которые там страдали, лежали в воде, мокли под дождем, горели в огне и т.д. Мы не знаем тех, кто сделал это все, потому что мы видим ролик какие-то секунды и забываем о нем навсегда. Вот такие вот у меня есть тезисы. via


Tags: интервью, обучение, режиссер
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Никто" - Тарантино на минималках

    Чем вам запомнились фильмы Тарантино? Интересные диалоги, куча трупов и море крови. Если вам такое нравится, то новинка кинопроката вам…

  • Отзывы о Clubhouse, или что нужно доработать

    На днях протестил новую социальную сеть Clubhouse. Сеть для тех кто любит ушами :) и любит поговорить. Причем первых больше чем вторых. Если…

  • Monster Hunter или Твою мать драконы

    Наконец-то в кинотеатры выпустили достойный фильм. С этими карантинными переносами почти нечего смотреть на большом экране. А вот в IMAX…

  • Оценка года

    Опросник для оценки прошедшего года и постановки задач на новый. Прошлый год О каком событии этого года вы рассказали бы своим детям и…

  • Карма Айтишника

    Жил был один айтишник, работал не на галерах, а в продуктовой компании. Создавал продукт который должен принести людям радость, допустим…

  • Почему? Какие фразы лучше заменят ПОЧЕМУ при работе с командой?

    Зачем нужны вопросы Почему? Чаще всего, менеджер задает вопросы, чтобы: помочь найти решение проблемы проекта или клиента; помочь команде…

  • Осторожно! Остров фантазий!

    Идея с осуществлением желаний или фантазий очень привлекательна в кино. Наиболее ярким примером для меня был фильм Исполнитель желаний. Суть…

  • Ежик Соник теперь в Кино

    Кинопроизводителям все сложнее и сложнее выпускать блокбастеры. Бюджеты все выше и выше, риски тоже растут, поэтому мы видим ремейки, сиквелы,…

  • Война, 1917

    Давеча посмотрел фильм 1917. Давно хотел, с того самого мгновения, когда увидел кадры со съёмочной площадки. Похоже создатели фильма, хорошо…

promo cinematographua декабрь 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments