cinematographua (cinematographua) wrote,
cinematographua
cinematographua

Category:

Найти деньги для съемок — не проблема. Проблема — деньги вернуть

Кинорежиссер, продюсер, сценарист, генеральный директор кинокомпании Pro TV Виктор Приходько считает, что телезрители в Украине будут смотреть сериалы на украинском языке, если они будут сделаны лучше, чем российские. Он также уверен, что украинскому кино не хватает не денег, а хороших жанровых проектов, с узнаваемыми, правдивыми героями. По его мнению, такое кино обязательно окупится в прокате.

В первой части интервью мы говорим с ним о запрете российского кинотелепродукта, о невозможности окупить продукт на украинском рынке, о кризисе на российском рынке, а также о желании зрителей смотреть локальный качественный продукт.

«Не запрещайте российские сериалы - поощряйте украинские»

- Виктор, каково ваше отношение к запрету на значительную часть российского кинотелепродукта?

- Знаете, худой мир лучше хорошей ссоры. Любые запреты - это плохо. Есть политика кнута, а есть политика пряника. Я не за то, чтобы запрещать российское, а за то, чтобы поддерживать украинское. Дайте премии, какое-то налоговое послабление тем, кто снимает на украинском языке, пишет книги. Поощряйте украинский язык. Не запрещайте российские сериалы - поощряйте украинские. Дайте льготы, финансирование. А для фильма на украинском языке - профинансируйте его рекламную прокатную компанию, фестивальную судьбу. Это, кстати, лучшее, что могло бы сделать Министерство культуры. То же самое - с украинскими сериалами. Продакшн нашел деньги, снял - помогите ему. Чтобы зрители начали смотреть на украинском, нужно предложить продукт очень высокого качества. Напомню о показе американского сериала «Альф», который с 1997 года показывал канал ICTV. Он был замечательно переведен на украинский язык.

- Кстати, украинский перевод «Альфа» был признан самым лучшим в мире...

- На русском языке он был скучный, а на украинском - отличный. Если у вас подряд в течение короткого времени выйдут на украинском языке 10 проектов такого уровня, качества и успешности, наши зрители привыкнут. Ведь народ привык смотреть украинский дубляж в кинотеатрах. Я окончил украинскую школу и не замечаю, на каком языке идет фильм. Но для того, чтобы не замечали зрители, сериал должен быть успешным. К сожалению, люди привыкли к тому, что фильмы или сериалы на украинском языке - это очень плохо. Но не из-за того, что язык плохой, а потому что сериалы и фильмы низкого качества. Когда вы посмотрели пять фильмов на украинском языке, получивших финансирование Госкино, и все они находятся в диапазоне от чудовищного до очень плохого, то у вас складывается впечатление, что украинское кино - это плохо. Это не язык, а создатели фильма виноваты. Поэтому сделайте аналогичный российскому продукту проект, но сделайте лучше. И все вопросы отпадут. И не пользуйтесь запретом на российские сериалы как разрешением на то, чтобы делать плохо. У вас сейчас есть ниша, есть возможность себя проявить. Если вы ее заняли, так россияне вас оттуда уже не выпихнут.

А сам по себе запрет плох тем, что это убийство конкуренции. Как только отпадает конкуренция, возвращается Советский Союз. Понятно, что это вынужденная мера, вынужденная ситуация, но это плохая ситуация. И нам ни к чему ссориться с российскими друзьями-кинематографистами, российскими телеканалами. Да, ситуация неоднозначная, и нет одного прямого ответа, как это решить. Надо искать выход. И после ссоры очень тяжело возвращаться, нужно долго восстанавливать отношения.

- Каково ваше участие в совместном проекте украинских киностудий «Кінокраїна»?

- Все вопросы по этому проекту - к Владимиру Бородянскому, он инициатор. Я не очень в это дело верю и сразу сказал, что мы у государства денег брать не будем. Не брали и не будем брать. Мы готовы поддерживать инициативу из личной симпатии к Владимиру Бородянскому и всячески помогать. Наша общая позиция: готовы дофинансировать, доснять какие-то незаконченные украинские проекты с единственным условием - они должны показать отснятый материал и показать, как потратили бюджет. Если все хорошо, мы готовы помочь, не вопрос.

«Этот год уже получается убыточным у всех,

и есть подозрение, что следующий будет не лучшим»

- Украинские производители сериалов будут ориентироваться по-прежнему на два рынка - российский и украинский?

- А иначе не может быть. Украинский телерынок не может окупить производства. Наш рынок может окупить скетчкомы, которые копеечные в производстве, без единой «звезды». Ни один другой продукт не может окупиться только на нашем рынке. То есть, конечно, может - но в течение пяти или больше лет, за несколько сезонов показа, если сериал будут повторять. И то сомнительно, потому что, по нашей практике, если канал покупает сериал, то у него права - пожизненные. Мы же не в США живем, где запрещено продавать пожизненные права на телепродукт, и каналам нельзя быть держателями таких прав. И снявшись в сериале «Друзья», актер оставшиеся 50 лет жизни может жить на роялти, у нас такого не бывает. Если уже продали сериал каналу, то продали.

При этом затраты продакшнов непрерывно растут. Хотя гонорары выросли не так значительно - например, в гривнах это те же суммы. Но при этом они - отнюдь не маленькие. Этот год уже получается убыточным у всех, и есть подозрение, что следующий будет не лучше. Работы много - денег мало, ситуация такая.

- Тем не менее, сейчас, когда мы берем интервью, у вас на студии идут съемки. Что и для кого снимаете?

- Сейчас снимаются сериалы «Ведьма» для канала «1+1», новые эпизоды «Отдела 44» для ICTV, «длинный» детектив для канала «Украина», называется «Опасный город». Готовятся также съемки нескольких пилотов - в основном комедии.

- Знаю, что на других украинских продакшнах обсуждался вопрос создания украинского предпраймового детективного сериала, который мог бы заменить на канале «Украина» запрещенный российский «След». Оказывается, снимает именно ваша компания?

- Может, еще кто-то снимает. Мы снимаем свой «Опасный город». Пока договорились на 40 серий. Просьба от телеканала - чтобы было не похоже на «След». Семь специалистов ведут расследования - часть сидит в офисе, другие ездят по городу. Мы стараемся сейчас не называть их ни полицией, ни милицией - тем более, что всегда есть надежда продать сериал в другие страны, не только в Россию. Стандартно сериалы продаются в семь-восемь стран, таких как Казахстан, страны Балтии, Беларусь, США, Израиль, где есть русскоязычные каналы. Поэтому желательно максимально абстрактно показывать сыщиков, «адресные планы» города, номера машин. В форме они не ходят, машины без опознавательных знаков.

- Сериал не будет перекликаться с «Отделом 44»?

- Все делаем, чтобы не перекликался. В «Отделе 44» они в футуристических декорациях, тут атмосфера максимально приземленная. Такие декорации, как в настоящей милиции, мы делать не можем, потому что это будет фильм ужасов, а не детектив.

- Это ваш сценарий?

- Да. Снимаем совместно с телеканалом, пополам инвестируем. Поэтому права на сериал принадлежат и нам, и каналу.

- Ваш сериал «Пес» прошел с хорошими показателями на ICTV. Вы рассчитываете его продать в Россию?

- Конечно, мы его обязаны продать на другие территории, иначе мы окажемся с удачным сериалом в минусах.

- Но все титры в сериале сняты с видами Киева...

- Придется поменять. Точно так, как в сериале «Мухтар», в котором почти 900 серий, мы вставляли московские планы при монтаже. Специально для этого наснимали в Москве так называемые адресные планы. В «Псе» мы умышленно вставляли узнаваемые киевские планы, а для России на эти же места вставим узнаваемые московские. Это обычная мировая практика.

В распространенной раньше копродукции Франции и Италии, Франции и Испании всегда брали одного известного актера из одной страны и другого актера-звезду из другой страны для того, чтобы обоим рынкам было интересно и был свой узнаваемый персонаж. У нас в «Псе» российских актеров всего два, но у одного из них, Никиты Панфилова - главная роль. Он в России узнаваемый, знаковый актер.

«У российских каналов тоже сейчас большие вопросы с деньгами»

- В интервью РИА «Новости» в феврале этого года вы говорили, что сейчас на каналах есть спрос на детективы.

- Просто освободилась ниша. Раньше у каналов ниша была забита российскими детективными сериалами, в основном производства НТВ. Этот канал выработал свое клише, сериалы в итоге тяжело было отличить друг от друга - брутальные, грязные. У меня они вызывали легкую гадливость, но, видимо, такие их персонажи «из народа» нравились - плохо одетые, пьяные, курящие. На НТВ был такой своеобразный стиль, который они культивировали. Но последние два года на НТВ вся их линейка детективов сильно просела. До этого НТВ с помощью этих детективов вышел на первое место - был такой период, а потом они просто надоели своим однообразием. А так как на наших каналах «Украина» и ICTV эти сериалы занимали большой процент эфира и попали в первую очередь под запрет, то освободилась ниша. На «1+1» и на «Интере» детективов практически не было, и эти два канала меньше других пострадали. А «Украина» и ICTV больше других нуждаются сейчас в таком продукте.

Мелодраматические сериалы при этом остались. Для ICTV вряд ли пойдет мелодрама, а на всех остальных - вечный жанр. И комедия - вечный жанр, который мы сейчас тоже активно разрабатываем. Сейчас уже сняли одну комедию, в пилотах - еще несколько. Плюс сценарии разрабатываем для 5-6 комедийных проектов.

Сейчас закончили комедию «Первый парень на деревне», в которой снимались российские звезды. Этого в других проектах мы уже себе не сможем позволить. Во-первых, авиарейсы отменили, и привезти актеров из Москвы стало проблемой. Во-вторых, побаиваются некоторые российские артисты приезжать - по политическим мотивам: «А то потом скажут - летали в Украину». С нашими актерами есть вопросы - где взять на комедию столько артистов? «Огласите список из трех имен», - такая ситуация. Но все равно мы запланировали снять несколько комедий - минимум шесть проектов. Среди них два комедийных детектива, а остальные - чистые комедии.

- Вы раньше говорили, что снимаете один комедийный детектив для канала «Россия 1»...

- Да, название - «Как это делается в Одессе». Мы сейчас говорим об этом проекте с ICTV. Раньше у нас действительно был подписан контракт с каналом «Россия 1», но сейчас все остановилось. По-любому мы его будем снимать - за свои деньги, с ICTV или с «Россией» - не важно. Сейчас у всех каналов проблемы с деньгами, но это не значит, что нужно остановиться и ждать три года, пока у них появятся деньги.

- Российские каналы никому из продакшнов не платят?

- Наши друзья в России говорят, что НТВ по долгам прошлого года еще не расплатился с большинством производителей. «Первый канал» с лета минувшего года почти не платит. Говорят, «Россия 1» в прошлом году почти ничего не запустила в производство из сериалов. У российских каналов тоже сейчас большие вопросы с деньгами. У всех телеканалов есть долги перед производителями, многие приостановили часть запущенных проектов. Я уже не говорю о том, что утвержденные проекты были в рублях, а рубль подпрыгнул в 2,5 раза по отношению к доллару. Поэтому у них проблемы не такие, как у нас, но большие. Реально большой кризис - больше, чем в 2008 году.

- Как же вам удается содержать огромную студию в такой ситуации? Может быть, удается компенсировать часть затрат за счет того, что сдаются в аренду локации, павильоны?

- Нет. Это интересный, но совсем другой бизнес. Мы не сдаем в аренду камеры или машины. Разве что канал СТБ снимает в нашем павильоне. Это другой бизнес, для этого есть другие компании, которые только этим и занимаются. Для нас это не заработок, но в какой-то степени экономия затрат. Мы вложили деньги в покупку камер и строительство павильонов, и сейчас мы их амортизируем. Это помогает пережить тяжелые времена, но это не прибыльный бизнес. У каналов - та же ситуация. Они снимают с огромным трудом. Те маленькие бюджеты, которые они тратят на производство сериалов, это намного больше, чем они могут себе позволить, исходя из финансовых результатов своей деятельности. Сейчас большой кризис, и помочь некому. Государство? Россия? Никто нам не поможет.

- А собственники телеканалов, которые зарабатывают на других бизнесах в нашей стране?

- Они тоже деньги не рисуют. Все понимают, что телеканалы - это политические инструменты. И суммы, которые тратятся на содержание каналов, делают эти политические инструменты очень дорогими. Если два года назад можно было вести речь о том, чтобы телеканалы выходили в ноль, то сейчас ни один из них не может этим похвастаться.

- Тем не менее, ни один из собственников телеканалов не продает их...

- Выборы скоро. Хотя я когда-то был среди учредителей канала СТБ, мне сложно судить о реальной стоимости телеканалов. Но, думаю, каналы невозможно сейчас продать по их реальной рыночной цене. Вряд ли у кого-то есть такие свободные деньги. Все наши олигархи в долгах, в кредитах. Сейчас не та ситуация, когда можно или нужно продавать свои активы.

- Хорошо, а где для вашего бизнеса выход? Один год убыточный, второй? Ждать, когда ситуация станет лучше?

- Рецепт всегда один и тот же: надо снимать хороший продукт, и он обязательно найдет покупателя.

- А где взять деньги на его производство?

- Это, кстати, не самая большая проблема. Найти деньги - не проблема, проблема - их вернуть. Это как у нас получается в Госкино: получили государственные деньги, сняли дрянь, показали один раз на фестивале в Бердянске и забыли об этом проекте. Знаем эту схему, нам она не подходит, неинтересна, мы в ней не участвуем. Я всегда это открыто называю «разворовыванием государственных средств». Берем миллион, снимает фильм за 150 тысяч, потом говорим, что потратили еще и свои деньги, но фильм не получился из-за того, что «дали мало денег».

А хороший продукт, если он действительно хороший, сделанный с пониманием рынка, покупателя всегда найдет. Почему мы комедии сейчас снимаем? Их можно много раз продавать. Сложно продавать много раз детектив, если зрители уже знают, кто преступник. Второй раз смотреть такой сериал уже не так интересно, если это не комедия характеров, как, к примеру, «Шерлок Холмс». А комедию можно много раз подавать. И я уверен, что наша комедия «Первый парень на деревне» будет успешной, и мы ее много раз продадим. Такие же планы относительно других комедийных проектов, которые мы сейчас снимаем. Правда, с производством комедий большие проблемы. Во-первых, мало авторов, которые умеют писать, потому что КВН-щики пишут шутки, скетчи, а таких слов, как «сюжеты», «драма», «трехактная форма» и «характеры», они не знают. Во-вторых, нет комедийных актеров. К сожалению, только с украинскими актерами снять фильм тяжело. В-третьих, нет режиссеров. И только потом идут следующие проблемы типа «нет денег».

«Все, что снимается при поддержке Госкино - недопустимо позорная дрянь»

- Вы не ностальгируете по такому вашему проекту, как «Шоу довгоносиків»? Это был совершенно оригинальный, ни на что непохожий, не постсоветский, успешный на тот момент украинский продукт.

- Так это когда было! Нужно новое делать. Будет другая идея такого же уровня - будем делать.

- Но почему тогда нашлось все - и актеры, и режиссер?

- К сожалению, режиссером был я (смеется). Поэтому, если бы был другой такой режиссер, который бы мог работать вместо меня, было бы замечательно. И в этом шоу, напоминаю, у нас почти не было актеров - кроме Виктора Андриенко, который до этого актером почти не работал. Так сложилось тогда - был драйв, было желание. Но ведь кроме «Довгоносиків» и не было подобного успешного проекта.

- Первый сезон вашего сериала «Пес» был показан с успехом и даже установил рекорд телесмотрения для детектива украинского производства.

- «Пес» действительно хорошо получился. Но по поводу рекорда тут непросто: сейчас у нас будут только отечественные детективы, посмотрим, как все будет развиваться.

Сегодняшняя ситуация действительно ближе к естественной и нормальной, потому что во всех странах зрители смотрят про себя. В США не смотрят европейские сериалы. Даже если есть успешные проекты, они делают адаптацию - «Родина», «Убийство», «Мост». И французы смотрят свои сериалы. Всем интересно про себя. И все сегодня уже невооруженным глазом видят отличия украинцев от россиян.

- Так считают далеко не все руководители украинских телеканалов...

- Нет-нет, однозначно видно. Украинцы значительно менее агрессивны, более склонны к добродушному юмору. У россиян юмор более оскорбительный и построен часто на унижении. У них это такой тип юмора, когда исподтишка и в лоб - оскорбить, унизить. У нас он еще не парадоксальный как еврейский и не абсурдный как английский, но у нас есть свой юмор. Поэтому этот будет нормально, если у нас будут смотреть свое. Например, сериал «Останній москаль» - чрезвычайно успешный, хотя очень сомнительный по творческим качествам, причем по всем - по режиссуре, сценарию и по актерству. Но зрительский его успех говорит о том, что украинцы хотят смотреть по себя. То же касается и мелодрамы, и детектива. Я думаю, будет успешным сериал «Владимирская, 15», который сейчас снимают наши коллеги из Film.ua, потому что там узнаваемый город, узнаваемые реалии.

В СССР зрителям была интересна Америка или Франция только потому, что это была другая жизнь, какое-то прекрасное будущее, где все ездят на красивых машинах, ходят в кафе. Тогда мы просто все сидели в тюрьме под названием «Советский Союз», и французский фильм, где много солнца, красивые девушки, декольте, море - все это было экзотикой. Плюс легкие отношения, не нагруженные производственной драмой или идеологией. А сейчас у людей свои проблемы и любой, кто «попадет» в узнаваемые отношения, проблемы, персонажи и характеры, будет в выигрыше. Стопроцентно уверен, что и в прокате, и в телевизоре при всех равных условиях украинское кино будут смотреть лучше. Если фильмы будут одинаковые по качеству - украинский и американский, украинский и российский, то наши зрители выберут украинский. Кто научится это делать, тот и победит на нашем рынке.

Тот же фильм «Восемь первых свиданий» студии «Квартал 95» лишен каких-либо национальных примет, это и не российское, и не украинское кино. Оно и так успешное, но если бы они делали такое же для местного рынка, было бы еще лучше. Правда. Народ повалил бы валом с огромным удовольствием. Не валят сейчас, потому что наше кино - барахло. Все, что снимается при поддержке Госкино, - недопустимо позорная дрянь, поэтому заставить смотреть это невозможно. Если вы сделаете нормальное коммерческое украинское кино - с огромным удовольствием люди будут ходить.

- Может быть, мы сами не можем уловить свою, украинскую специфику коммерческого кино? У нас ведь даже русский язык отличается от русского, на котором говорят россияне.

- И это правда. Например, «Довгоносики» выходили на трех языках - русском, украинском и на суржике. И у нас реально трехъязычная страна, и суржик у нас абсолютно полноценный язык. На нем президент Ющенко говорил. У нас многие люди так разговаривают, как Верка Сердючка, поэтому этот персонаж так популярен. Вот пример того, что сработало. Кто найдет свою Верку Сердючку, тот и победит. отсель

Продолжение следует...




Tags: интервью, украинский продакшн, украинский сериал, украинское кино
Subscribe

promo cinematographua декабрь 29, 2016 19:15 122
Buy for 100 tokens
Что смотрят Блогеры ЖЖ? Это новый проект который поможет блогерам Живого Журнала поделиться своими предпочтениями или дать советы по просмотру Кинофильмов или Телесериалов. Возможно вы найдете друзей с такими же кино пристрастиями. Время от времени мы будем создавать список самых популярных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment